«Нулевая технология» – долгоиграющая история

Автор: Александр Акулиничев

 

Хозяйство Алексей Ишкин – одно из наиболее известных в Волгоградской области, и известно оно прежде всего тем, что его владелец планомерно, на протяжении нескольких десятилетий уходит от вспашки к «нулевой» технологии. И дело даже не в экономике: в КФХ Ишкина А. В. оценивают ситуацию на перспективу и понимают, что без отказа от обработки сохранить почвенное плодородие просто не получится.

 

«Нулевка»: за и против

«Переходить на No-Till все боятся, потому что после такого перехода полностью меняется представление о ведении хозяйства, однако те, кто на No-Till перешел, обратно уже не возвращаются», – говорит Дмитрий Алексеевич Ишкин, генеральный директор предприятия из хутора Троицкого.

Одна из сложностей, по его словам, это необходимость чередовать корневые системы в севообороте: стержневую (у масличных культур) с мочковатой (у зерновых) – тогда почва будет равномерно насыщена корнями. Другая – то, что требуется следить за отсутствием уплотнений в почве: нельзя накатывать колеи, выезжать на поля тяжелой техникой – а для многих это означает едва ли не 100%-ное обновление парка техники. Экономика предприятия меняется полностью – это тот шаг, на который решиться нелегко, но, уверены в хозяйстве Ишкиных, решиться рано или поздно придется. Лучше – рано.

No-Till – долгосрочная история: в первое время эта технология потребует больших, если не огромных вложений, однако со временем начнет приносить плоды. К примеру, расходы на ГСМ снижаются очень серьезно – прежде всего, за счет того, что проходить по полям несколько раз разными машинами больше не нужно. На полях КФХ Ишкина А. В., общая площадь которых достигает 5000 га, «нулевая обработка» привела к 4–5-кратному снижению затрат на топливо. «Простая арифметика: 40 кубов уходит на посев, около 60 – на уборку, а раньше за сезон расходовали все 400 и даже более кубов», – говорит Алексей Викторович.

Урожайность при «нулевой» технологии неизбежно ниже, чем при традиционной, но считать центнеры с гектара – методика устаревшая, считают в хозяйстве из хутора Троицкого. Более важный и точный показатель – это рубли с гектара, и вот здесь уже «нулевка» у традиционной технологии, как правило, выигрывает. По оценке Дмитрия Ишкина, расходы на содержание штата снижаются примерно вдвое – и, что немаловажно в любом селе, благодаря этому меньше головной боли с поиском хороших, профессиональных кадров.

«Железа» при переходе на No-Till также нужно меньше – причем примерно втрое. Несколько лет назад на выставках почти невозможно было встретить технику, подходящую для «нулевки», но постепенно и производители сельхозмашин начинают осваивать этот рынок, и дилеры охотнее поставляют-выставляют новинки. Появляются и отечественные производители техники под No-Till – например, все больше предприятий выпускают так называемые «очесывающие» жатки, которые позволяют сохранить максимум пожнивных остатков.

Немаловажный фактор, подталкивающий волгоградских фермеров переходить на «нулевую технологию», заключается в том, что эта технология сохраняет на треть больше влаги, чем «классическая». В засушливых зонах – это ли не спасение от неурожая?

Однако есть и проблемные точки – к примеру, расходы на «химию». Как говорит Алексей Викторович, цены на нее в последние годы растут по экспоненте, и вызвано это прежде всего привязкой к курсу рубля к доллару. Семена, масла, СЗР – почти все это импортное, а значит в последние годы серьезно подорожало. «Мы планировали, что у нас благодаря No-Till будет экономия, однако в итоге из-за этого обвала рубля такого не случилось», – признается Алексей Ишкин. Впрочем, добавляет он, эта проблема есть и у тех, кто работает по «классике».

Другая трудность – для технологии No-Till отечественных семян пока практически нет. Лишь в последние годы некоторые институты начали производить семена подсолнечника, подходящие для «нулевки». С озимой пшеницей, конечно, проще, тем более что «нулевая технология» не так очевидно влияет на нее, как на тот же подсолнечник: Виктория или Аскет – хорошие сорта, подходящие для Михайловского района.

 

Аргентина манит фермера

– Со временем благодаря No-Till совершенно изменяется структура почвы: она насыщена отгнившими корнями растений-предшественников, а бактерии, появившиеся в ней в течение года, не погибают, а продолжать развиваться и размножаться. В этом плодородном слое всегда есть необходимый минимум питательных веществ, но это не значит, что никаких подкормок больше делать не придется, – рассказывает Дмитрий Алексеевич.

Объясняя особенности технологии, Дмитрий Ишкин регулярно ссылается на опыт Аргентины, где ему довелось побывать на обучающем семинаре и где все земледелие более 10 лет назад перешло на «нулевку». Так, он отмечает, что аргентинские фермеры практикуют совершенно иной подход к планированию урожая, чем российские: они высчитывают, какая урожайность им нужна, и исходя из этого вкладывают в удобрения и химзащиту. Структура почвы по всей стране при этом хорошо известна, количество микроэлементов подсчитано, а потому можно заказывать «прицельные» удобрения, которые идеально сработают на конкретном участке, и подкормки на стадии вегетации – по тому же принципу. Фермер в Аргентине думает: «Если я хочу получить столько-то центнеров с гектара, мне нужно внести столько-то питательных веществ», – что предполагает и противоположную возможность: не вносить вовсе ничего и получить доступный этому полю минимум.

На предприятии в хуторе Троицком уже четыре года (из пяти, проведенных на No-Till) работает агрохимлаборатория, анализирующая все изменения в структуре почвы дважды в год и дающая рекомендации по внесению тех или иных удобрений и микроэлементов. «Урожай ведь нужно рассчитывать исходя из самого низкого показателя – вот на сколько хватит у вас, скажем, азота, столько зерна вы и получите», – комментирует Дмитрий Алексеевич. Договор с агрохимлабораторией – один из краеугольных камней всей «нулевой технологии»: именно благодаря этим анализам предприятие может видеть свои ошибки, недочеты, а также понимать, что в целом движется в нужном направлении. На пятый год по No-Till содержания гумуса в почве действительно возросло.

– Пока что у нас не получается накопить ту «подушку», которая и делает узнаваемыми поля под «нулевой обработкой»: микрофлора в нашей почве настолько активная, что «съедает» все пожнивные остатки, даже стебли подсолнечника. В Аргентине есть такие хозяйства, которые накопили пожнивных остатков толщиной на десяток сантиметров, – почва на их полях напоминает ту рыхлую почву, какую в магазинах продают для комнатных растений. По этому мягкому слою идешь, как по ковру, – рассказывает Дмитрий Ишкин.

С сорняками по No-Till ситуация такая: если вовремя их убивать на протяжении нескольких лет, то они, не осеменяясь, постепенно исчезают из верхнего слоя. С каждым годом их становится все меньше – по крайней мере, в теории: в реальности же этому мешают то погода, то нехватка средств, то собственные ошибки. В хозяйстве из хутора Троицкого признают, что пока что далеко не все получается так, как описано в книгах или на полях влажной Аргентины, однако изменения к лучшему есть – например, тот же показатель содержания гумуса.

– С 1980-х годов по Волгоградской области содержание гумуса в среднем снизилось в два раза! На наших же полях оно, например, некогда составляло 4,6, местами доходило до 6,0, а теперь – в диапазоне 3,0–3,2. От вспашки мы отказались уже очень давно, еще в начале 1990-х годов, работали дискаторами, но и при этом ситуация с гумусом становилась хуже. Теперь мы надеемся, что дело пойдет на лад: по крайней мере, этот показатель с момента перехода на No-Till перестал ухудшаться, – поясняет Алексей Викторович.

 

«Стремимся к 30 тыс. руб./га»

Краеугольный камень No-Till – как, в общем-то, и любой технологии, о чем нередко забывают сельхозтоваропроизводители, – это севооборот. Именно выбор культур составляет экономическую основу предприятия, а также отвечает за плодородие почвы. В КФХ Ишкина А. В. сейчас в обороте озимая пшеница, ячмень, лен, люцерна и эспарцет. Паров на этих полях нет – однако если оценивать выхлоп, то беспаровая система выглядит даже более выгодной: по пару хозяйства получают, к примеру, 30–35 ц/га, а Ишкины – 25–30 ц/га, что в конечном счете даже более выгодно. По нормам, которые озвучивают ученые, чтобы пары работали на долгосрочную перспективу, в них нужно вносить по 20 т/га органики и 200 кг/га д. в. – какие это деньги, подсчитать нетрудно. А грамотно отлаженный севооборот позволяет избежать таких расходов, организовать «естественное» внесение удобрений. Например, без таких культур, как люцерна и эспарцет, по No-Till работать просто невозможно: они дают столько азота, сколько ни за что не получится внести химическим способом.

– 20 тыс. руб. с гектара для пшеницы мы считаем удачей, для ячменя этот показатель – на уровне 15 тыс. руб./га. В среднем по нашему хозяйству получается цифра в районе 17–18 тыс. руб./га, хотя стремимся мы, конечно, к 30 тыс. руб. И этот показатель выглядит абсолютно достижимым, – комментирует Алексей Ишкин.

Среди других целей, которые называют в хозяйстве, – создание кооператива, который занимался бы организацией сбыта. В целом, говорит Алексей Викторович, все понимают, что такая необходимость есть, но пока что каждый фермер про себя думает: «А вдруг я сам смогу продать дороже, чем с помощью кооператива?» – и из-за такой нехватки доверия, из-за желания получить выгоду сегодня, не думая о завтрашнем или тем более послезавтрашнем дне, инициативы объединиться все еще разбиваются о реальность. Однако Алексей Викторович Ишкин убежден, что и в этом вопросе российские фермеры «дозреют»: ведь именно с помощью кооперации можно добиваться и существенных скидок при коллективной закупке ГСМ, и более высокой цены при продаже зерна. Правда, видимо, история «объединения фермеров» – не менее долгая, чем история с возрождением плодородного слоя в почве. Но лучше встать на этот путь раньше, чем позже.

 
Оставляя свои персональные данные, Вы даете добровольное согласие на обработку своих персональных данных. Под персональными данными понимается любая информация, относящаяся к Вам, как субъекту персональных данных (ФИО, дата рождения, город проживания, адрес, контактный номер телефона, адрес электронной почты, род занятости и пр). Ваше согласие распространяется на осуществление «Рынок АПК» любых действий в отношении ваших персональных данных, которые могут понадобиться для сбора, систематизации, хранения, уточнения (обновление, изменение), обработки (например, отправки писем или совершения звонков) и т.п. с учетом действующего законодательства. Согласие на обработку персональных данных даётся без ограничения срока, но может быть отозвано Вами (достаточно сообщить об этом в «Рынок АПК»). Пересылая в «Рынок АПК» свои персональные данные, Вы подтверждаете, что с правами и обязанностями в соответствии с Федеральным законом «О персональных данных» ознакомлены.