Криптоферма: как подмосковное хозяйство создало собственную валюту

Автор: Виктория Чернова
Фото: Golos.io, Activatica.org, lrpg-ecology.livejournal.com

 

Михаил ШляпниковПомните, мы в детстве рисовали деньги на бумаге и покупали что-то друг у друга: еду из песка, игрушки, «услуги» (домашнюю работу, например) и многое другое, на что хватало нашей юной фантазии. Со временем все забыли это – игра есть игра. Но из-за подобной забавы наш соотечественник из Московской области стал знаменитостью мирового масштаба.

Мы говорим о фермере из деревни Колионово, Михаиле Шляпникове. Многопрофильное КФХ «Колионово» было организовано в 2007 г., основная специализация предприятия – выращивание и продажа саженцев деревьев 4-й и 3-й категорий (клен остролистый, ясень обыкновенный, орех маньчжурский, дуб красный и черешчатый, ель, сосна, лиственница и др.). Кроме того, предприятие заготавливает фуражное зерно и солому, готовит на продажу инкубационное яйцо и молодняк птицы и животных, а также организует отдых в деревне, грибные и ягодные туры – в общем, Михаил Шляпников готов взяться за любое дело, которое потенциально приносит прибыль.

В последние годы он прославился на весь мир тем, что создал локальную экономику со своей платежной системой: в интернете – десятки, если не сотни публикаций о его инициативе, в которых фермера называют то гением и визионером, то мошенником и подрывником конституционного строя. Над названием «денег» долго думать не пришлось – он назвал их «колионами». Михаил их просто напечатал и пустил в оборот. Всех все устраивало. Люди охотно их тратили.

Затем вмешалась прокуратура: «частные валюты» запрещены законодательно, поэтому неудивительно, что Шляпникову пришлось предстать перед судом, и бумажный колион официально был запрещен. Однако «квазивалюта» живее всех живых, потому что по сути представляет собой разновидность договора между клиентом и контрагентом. Разве можно запретить договор?

– Вы меня финансируете, даете 2–3 тыс. руб., а я вам обещаю через полгода вернуть вложенное своей продукцией. Например, гусем. Гусь стоит у нас 60 колионов – примерно 3 тыс. руб., как на рынке. Вы 3 тыс. руб. дали мне сегодня, а я вам взамен – 60 колионов. Я на ваши деньги покупаю яйцо, комбикорма, оплачиваю свет, материалы, ремонтирую гусятник, а на Рождество даю вам гуся. Вы довольны, и мне приятно. Вы подтолкнули меня к развитию гусеводства: на ваши деньги я купил не одно яйцо, а два десятка. Для вас же плюс в том, что цена фиксирована. На Рождество гусь может стоить уже 6–7 тыс. руб., а вам он достается за 3 тыс., – так Михаил Шляпников описывал свою идею в интервью радио BusinessFM. То, о чем он говорит, по сути напоминает такой финансовый инструмент, как фьючерс – инструмент, о введении которого в России многие фермеры буквально мечтают.

«Рынок АПК» поговорил с Михаилом Шляпниковым о том, как «колионы» стали криптовалютой, как этот инструмент функционирует и что он дает сельскому хозяйству России.

 

«Зачем это все? Давай на бумажках что-то писать»

– Расскажите, когда вы пришли к собственной платежной системе? Что стало отправной точкой?

– Знаете, я как-то попросил своего соседа купить мне сигарет. Он тогда собирался в районный центр. За все это дело я отдал ему 1000 руб. Через полчаса сосед пришел ко мне и что-то попросил, точно не вспомню что. За это он отдал мне ту же 1000 руб. На следующий день история повторилась. После этого я спросил его: «А зачем это все? Давай на бумажках что-то писать».

В 2014 г. мы придумали дизайн, отдали его в типографию, и там нам напечатали 1 миллион колионов семи номиналов: 1, 3, 5, 10, 25, 50, 100. Люди быстро втянулись в эту «забаву». По такой системе мы начали работать с заказчиками. К примеру, ко мне пришел человек, через 2–3 года ему нужны были растения. Вместо привычного договора, я предложил ему наши колионы. Он говорит: «Если потом вы их примите, то ради бога, давайте». В итоге заказчик дал мне 300–400 тыс. руб., а я ему – колионы на эту же сумму.

Со временем мы получили внебюджетное финансирование, вполне устойчивое. Оно стабильно развивалось на протяжении 7–9 месяцев на фоне кризиса 2014 г. Ко мне приезжали журналисты, предприниматели, представители власти, я им все рассказывал и показывал – в общем, был открыт для всех. Но в марте этого года мне принесли повестку в суд.

– Весной возле Егорьевского суда Московской области, наверное, никогда не было столько телекамер. Скажите, какие претензии вам предъявляли?

– Понимаете, судили не меня, а нашу систему. В зале суда мне говорили, что колионы угрожают федеральной платежной системе, единству национальной экономики, создают условия для кризиса.  В общей сложности в Егорьевском суде Московской области состоялось 5 заседаний – на последнем колионы запретили. Конечно, мы подавали на апелляцию, но безрезультатно.

 

От бумажных денег к электронным, или что такое «биткоин»

– Но на этом история не закончилась. Колионы из бумажных денег трансформировались в криптовалюту. Сегодня электронные «деньги», например, биткоины, вызывают большой интерес у людей. Стоимость одного биткоина превышает 2000 долларов. Вы можете объяснить нашим читателям, что это?

– Описать в двух словах будет очень сложно. Вы правильно заметили, что сейчас биткоины вызывают серьезный интерес у пользователей глобальной сети. Большая их часть уверена, что, вооружившись мощными компьютерами, заработать электронные деньги очень просто. Но это не так.

На изучение криптовалюты и системы блокчейн я потратил несколько лет. Шаг за шагом мы шли к тому, что имеем сейчас. В этом году в апреле у себя на сайте я объявил краудфандинговую компанию: предложил всему миру инвестировать в мое хозяйство. Народ сначала посмеялся. А через месяц мы собрали около полумиллиона долларов в криптовалюте – это больше 400 биткоинов. На эту же сумму я напечатал инвесторам криптоколионы. За месяц курс биткоиона вырос в три раза, сумма, соответственно, увеличилась до 1,5 млн долларов. Причем эти деньги мы пока не трогали.

Знаете, сейчас экономисты, юристы, программисты и другие эксперты изучают криптовалюты, в частности, криптоколионы. И до сих пор никто из них не дал внятного ответа на вопрос: «Что это?». Одни утверждают, что это – электронные деньги, другие – «цифровое золото», третьи – товар. Я сам до сих пор не знаю, что такое колион. Но он работает.

– В чем заключатся секрет успеха вашей краудфандинговой кампании?

– В востребованности продукта. Это главное условие успеха. Никто не будет финансировать человека, который собирается создать вечный двигатель. Понятно, что на такую авантюру люди не согласятся.

– Какова география ваших партнеров? Кого больше – соотечественников или зарубежных инвесторов?

– Точно определить местонахождение пользователя можно только по IP-адресу, все транзакции в системе блокчейн анонимны. Но я знаю, что среди 100 инвесторов, которые вложили свои деньги в криптоколионы, только 10–15% – граждане нашей страны, все остальные – это представители Австралии, Европы, Китая, Японии, Латинской Америки, всех и не вспомню.

Признаюсь, что инвестиции мне были особо не нужны. Краудфандинговая кампания была больше экспериментом. Она проходила в «лабораторных» условиях, без пиара и рекламы. И мы поняли, что это работает.

 

Под эгидой «Экосистемы Колионово»

– Скажите, в каком виде сегодня ваше хозяйство? Как живет Колионово?

– За несколько лет мы создали не просто развивающееся хозяйство, которое приносит доход, но и локальную экономику, «Экосистему Колионово». Под ее эгидой сейчас работают десятки производителей и фермеров со всего мира. Пожалуй, главный плюс локальной экономики – это отсутствие посредников. Отношения между двумя звеньями цепи выстраиваются напрямую. Таким образом, производитель зарабатывает больше, а покупатель платит меньше. И обе стороны довольны.

На сегодня у «Экосистемы Колионово» очень много работы: сейчас нет необходимости выходить на рынок или в магазины розничной торговли. У нас заказы на разного рода продукты на несколько лет вперед.

– Расскажите, какую территорию занимает ваше хозяйство сейчас? За несколько лет оно, наверное, изрядно увеличилось?

– У меня лично хозяйство небольшое. Сейчас работает 7 человек, осенью будет немногим больше – 15. Ни у кого нет жесткого графика. Люди трудятся по мере необходимости. Стало очевидно, что модели совхоза или капитализма изжили себя. Так мы и пришли к локальной экономике. Сейчас в «Экосистеме Колионово» числится огромное количество хозяйств. Масштабность этого явления не в квадратных метрах, а в количестве людей, которые там задействованы.

– Сейчас представители власти или других официальных ведомств интересуются вашей деятельностью, в частности, криптоколионами?

– Нет. Сейчас ко мне никто не «лезет». Они занимаются своими делами, а я – своими. Понимаете, мы находимся вне юрисдикции государства, вне рублевой зоны. Так, я работаю по закону, плачу людям зарплату, страховые взносы, налоги. Криптоколионы – это что-то вроде надстройки над нашей локальной экономикой. В силу своей технической природы криптовалюты нельзя ни проверить, ни пощупать. Этой системе не нужны законы в привычном для нас понимании. Они будут формироваться внутри сообщества, которое добывает криптовалюты. Проще говоря, невозможно запретить то, то нельзя контролировать.

– За несколько лет вам удалось создать устойчивую локальную экономику. Какова цель «Экосистемы Колионово» в конечном итоге?

– Я хочу, чтобы она функционировала без ручного управления, стала саморегулируемой, «брала под свое крыло» все новые и новые отрасли, фермеров и производителей. Криптоколион уже представлен на биржах, в розничной торговле, в других отраслях, и он будет развиваться дальше. Мне неизвестно, сколько понадобится лет для того, чтобы система стала работать без моего непосредственного участия. Но я и не размышляю об этом. Пускай думают юристы, экономисты, программисты. А у меня в поле много работы.

– Может, вы хотите дать какой-то совет тем, кто только начинает знакомиться с криптовалютами и блокчейном?

– Не нужно бояться! Во всех тонкостях криптовалюты можно разобраться. В интернете очень много хорошего материала. Не менее важный фактор – это востребованность того, что вы делаете. Если вы сумеете соединить первое и второе, то у вас все получится. Возможно, даже лучше, чем у меня.

 

Мнение экспертов

Юрий Козенко, доктор экономических наук, профессор кафедры менеджмента Волгоградского государственного университета:

– Шляпников – первопроходец и революционер. Он основоположник нового метода антикризисной деятельности в сельском хозяйстве. Его основная заслуга, на мой взгляд, заключается в том, что в своих колионах он выразил различные сельскохозяйственные продукты. Колион – пять яиц, сорок колионов – курица и так далее. Это имеет огромное значение в антикризисном плане, поскольку такой подход позволяет в кризисных и военных условиях наладить взаимодействие в рамках поселка и района. Биткоин – это только один из возможных путей. Когда его ресурс будет исчерпан, появятся новые направления. Цена на него, скорее всего, будет расти, и окажется возможным расплачиваться его долями.

Опасен ли биткоин? Я считаю, что да. Он опасен самой философией упразднения государств. Если говорить не о перспективе, а о сегодняшних опасностях рынка криптовалют, то это – разрастание террористической угрозы, зомбирование юного поколения, аккумулирование средств в проекты, ведущие к реализации финансовых диверсий.

 

Данил Кононенко, кандидат юридических наук, доцент кафедры конституционного и муниципального права Волгоградского государственного университета:

– Если брать правовой аспект, то позиция России по отношению к криптовалютам с 2014 г. прошла эволюцию от запретительной до нейтральной и даже условно одобрительной. Сначала криптовалюты признавали чуть ли не «денежным суррогатом». Сейчас власти заняли выжидающую позицию. Следует понимать, что все позиции органов власти были озвучены либо в пресс-релизах, либо в рекомендательных письмах. Правового акта для регулирования этих отношений не принимали. Однако отмечались отдельные случаи правоприменительной практики – пару лет назад по решению суда заблокировали несколько сайтов, содержащих информацию о биткоинах.

Криптовалюты сейчас не подпадают ни под один из объектов гражданских прав (ст. 128 ГК). Ряд экспертов считает, что если и вводить государственное регулирование, то криптовалюты нужно приравнять к имуществу. В таком случае правовой режим оборота «электронных денег» будет более лояльным, в других случаях это приведет к избыточному регулированию и для пользователей пропадет то самое преимущество децентрализованности и дерегулированности, за которыми они обращаются к этому платежному средству.

Оптимальный вариант – дальнейшее наблюдение за развитием рынка криптовалют, поскольку поспешное принятие правовых норм может привести к тому, что они просто не будут работать.

 

Справка

Криптовалюты – это электронные «деньги», которые защищены особым методом шифрования – криптографией. Их невозможно подделать, они не имеют бумажного или металлического воплощения. Оборот криптовалюты происходит в единой сети, которая состоит из нескольких мощных компьютеров. Расплачиваться такими деньгами можно лишь в нескольких интернет-магазинах. Криптовалютный рынок не контролируют ни банки, ни органы власти.

Краудфандинг – система сбора денежных сред по принципу «с мира по нитке». Как правило, краудфандинговые проекты проводятся на специальных площадках, пользующихся доверием пользователей (Kickstarter, Planeta и др.), за что эти площадки берут определенный процент от дохода. Чем интереснее проект для пользователей – тем больше денег можно собрать, однако предугадать, что именно будет интересно людям, не всегда возможно. Равно как и проверить, направлены ли средства на заявленную цель.

Биткоин – одна из разновидностей криптовалюты, самая популярная на сегодня. Их «добывают» («майнят», от англ. mine – «шахта», «добыча») пользователи путем решения математических задач. Для этого необходимы специальные программы и мощный компьютер. Биткоины не бесконечны. Максимальное количество, которое можно «добыть», – 21 миллион. Курс биткоина растет из-за повышенного интереса к нему. Еще несколько лет назад подобного ажиотажа не было. Из-за большой популярности биткоина пользователям все сложнее его «майнить», да и технику приходится постоянно обновлять на более мощную.

Блокчейн – особый способ хранения данных. Информация о сделках, правах на собственность, финансовых транзакциях – все это можно хранить методом блокчейна. Главное его отличие от других в том, что сведения не содержатся где-то в одном месте, будь то сервер или архив, а распределены среди сотен тысяч компьютеров по всему миру. Любой пользователь сети имеет доступ к актуальной версии реестра, но не может вносить в него изменения: информация зашифрована и разбита на множество взаимозависимых блоков, каждый из которых невозможно удалить. Считается, что этот способ хранения информации – наиболее прогрессивный и безопасный на сегодня, потому как сведения находятся одновременно везде и нигде.

 
Оставляя свои персональные данные, Вы даете добровольное согласие на обработку своих персональных данных. Под персональными данными понимается любая информация, относящаяся к Вам, как субъекту персональных данных (ФИО, дата рождения, город проживания, адрес, контактный номер телефона, адрес электронной почты, род занятости и пр). Ваше согласие распространяется на осуществление «Рынок АПК» любых действий в отношении ваших персональных данных, которые могут понадобиться для сбора, систематизации, хранения, уточнения (обновление, изменение), обработки (например, отправки писем или совершения звонков) и т.п. с учетом действующего законодательства. Согласие на обработку персональных данных даётся без ограничения срока, но может быть отозвано Вами (достаточно сообщить об этом в «Рынок АПК»). Пересылая в «Рынок АПК» свои персональные данные, Вы подтверждаете, что с правами и обязанностями в соответствии с Федеральным законом «О персональных данных» ознакомлены.