В погоне за рекордом: как внимание к рыночной конъюнктуре может помочь аграриям

 Автор: Александр Акулиничев

 

Волгоградская область – регион исконно аграрный, но по целому комплексу причин не извлекающий из этого статуса должных дивидендов. Точнее – дивиденды есть, и с каждым годом все большие, но соседние области и края (Краснодарский, Ставропольский, Ростовская) опережают регион и по абсолютным показателям, и по динамике роста аграрного сектора. Те показатели урожая зерна, которыми гордится Волгоградская область (4,6 млн т по итогам 2016 года), – для соседей пройденный этап, ведь они собирают в 2–2,5 раза больше.

 

По овощам – впереди всех

Показательно, что крупная отраслевая конференция международного масштаба AgroHighTechXXI прошла в начале марта именно в Волгограде: организаторы, Российский зерновой союз, видят, что регион не в полной мере использует свой потенциал.

Местная власть, впрочем, оценивает перспективы в позитивном ключе: замгубернатора Александр Беляев заверил в начале конференции, что погодные условия нынешнего сезона напоминают ему 1990 г., когда регион собрал 5,5 млн т урожая зерновых. Однако между строк во многих речах как волгоградских спикеров, так и федеральных звучит осторожная мысль: а может, гнаться за рекордами по зерновым и не нужно, ведь рынок и так насыщен как никогда?

– Обыденным для нас стал 1 млн т овощей, тогда как еще несколько лет назад о таких показателях мы и не думали, – отметил чиновник, и справедливо: Волгоградская область действительно стала регионом-экспортером овощей за считанные годы, с 2012-го к 2015-му. Причиной тому – обновление производства на крупнейших тепличных комплексах («Овощевод», «Заря») и появление новых профильных предприятий, как масштабных (Агрокомплекс «Волжский»), так и сравнительно мелких. Большинство таких комплексов используют готовую голландскую технологию – но рынок закрытого грунта настолько обширен, что даже обвал курса рубля в 2014 г. не подрезал им крылья. Замещение импорта турецких и израильских овощей, к тому же, приветствуется правительством России.

По словам Александра Беляева, на данный момент в Волгоградской области реализуется 340 инвестиционных проектов в растениеводстве, тогда как всего три года назад их было в 10 раз меньше. В регионе действуют 40 элеваторов, из которых 30 оборудованы железнодорожными путями, общая емкость всех этих комплексов – порядка 4 млн т. «Неубранный урожай или хранение зерна под открытым небом – такого уже не увидишь, хотя еще в 2000-е гг. это было повсеместным», – подчеркнул чиновник.

Кроме этого заместитель губернатора сообщил, что в области реализуются крупные инвестиционные проекты. Например, закончено строительство маслоэкстракционного завода фирмой «Каргилл» в Новоаннинском районе. Проектная мощность предприятия предусматривает переработку семян подсолнечника – 1950 т/сут.; производство подсолнечного масла – 850 т/сут., производство гранулированного шрота – 760 т/сут.

 

Тарифы – проблема проблем

Однако не все так радужно: на смену одним проблемам приходят другие. Если несколько лет назад волгоградских аграриев заботило, где взять деньги на семена и как обновить парк техники, не увязнув в долгах, то сегодня даже наименее успешные ставят задачи иного порядка: как продать урожай выгоднее, можно оформить фьючерсы на зерно, каким образом разным производителям скооперироваться ради общей выгоды? Сознание сельхозтоваропроизводителей меняется, постоянным остается одно: желание сеять и сеять зерновые, ради рекордных сборов, без оглядки на цену за тонну (которая, естественно, в нынешний урожайный год – низкая).

Как откровенно признаются в администрации Волгоградской области, для местных аграриев очень важно, чтобы стоимость зерна не опускалась ниже 10 тыс. руб./т. Учитывая, что Минсельхоз РФ на 2017-й снова прогнозирует если не рекордный урожай, то очень близкие к нему показатели, да и по всему миру производство из года в год растет, ожидать изменений конъюнктуры не приходится. Правда, эти факторы не слишком часто принимают во внимание сами фермеры и руководители СПК.

– Понятно, что те интервенционные цены, которые были и действуют, хоть интервенции и остановлены, завышены. Понятно, что это породило стратегические ожидания более высоких цен в этом сезоне, и это крайне вредно сказалось на состоянии рынка. Чем дольше мы затягиваем приземление к реалиям, тем сильнее будет обвал цен, – заявил президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский.

К этому добавляется проблема транспортировки: железнодорожные тарифы для фермеров неподъемные, а крупные СПК сталкиваются с тем, что у РЖД попросту не хватает вагонов для зерна. Автомобильные перевозки стали крайне невыгодными после введения «Платона» – прежде всего из-за фактического запрета на использование крупнотоннажных фур. Остается речной транспорт, который на стыке Волги и Дона вроде бы должен быть очевидным решением – но недостаточно ни портов, ни судов. Готовая бизнес-ниша – тем более что возрождение водных артерий попало в число государственных приоритетов.

– Когда-то мы говорили о том, что возить зерно за 300 км – невыгодно, а сегодня производители вынуждены возить его и за 2000 км, – отмечает Аркадий Злочевский. – Логистические ограничения вообще являются одним из самых серьезных препятствий для развития нашего сельского хозяйства.

Низкой остается и средняя зарплата на селе – этот показатель в Волгоградской области составляет около 20 400 руб. А если исключить из подсчетов успешные предприятия, сделавшие ставку вместо пшеницы и ячменя на высокорентабельные культуры (сою, подсолнечник, сорго, нут), где годовой доход агронома превышает 1 млн руб., статистика окажется совсем печальной.

– Правительство разрабатывает стратегию развития зернового комплекса до 2030 г. и рассчитывает поднять уровень доходов на селе до 52% от городских. Так мы никогда не сохраним людей в деревне! В США, к примеру, доходы жителей сельской местности составляют 120% от горожан, – прокомментировал Аркадий Злочевский.

По его словам, один из двух ключевых факторов, обеспечивающих развитие российскому АПК, – это как раз крайне дешевая рабочая сила. Вечно она такой не будет – а значит, производителям уже сейчас необходимо ориентироваться на более высокую цену труда, что, в свою очередь, непросто при традиционных севооборотах (пшеница, ячмень, технические культуры).

Второй фактор – естественное плодородие почвы, грандиозный запас питательных веществ в ней по всей стране – также не вечен, тем более что с удобрениями российские и особенно волгоградские аграрии работают не слишком активно. Как ни странно, несмотря на огромные территории, наше сельское хозяйство по старинке придерживается экстенсивного пути развития – больше забирает, чем отдает. Рынок умеют анализировать единицы, а потому предметом гордости почему-то остаются миллионы тонн пшеницы по бросовой цене, а не высокие доходы благодаря грамотной организации производства.

 

Нужно страховаться

Стратегия развития зернового комплекса до 2030 г., согласно которой урожай зерна в стране к этому времени составит 130 млн т, также стала одним из предметов обсуждения на конференции AgroHighTechXXI. Так, в ней прописана идея совершенствования механизма государственных интервенций, которые сами по себе целым рядом прогрессивных аграриев, в том числе присутствовавших на конференции, воспринимаются как устаревшие и неэффективные. «Производить зерно в надежде, что придет государство и купит его у тебя по хорошей цене – верх наивности. Нужно перестраивать собственное мышление и самому искать рынки сбыта по нормальной цене, или же делать ставку на другие культуры, на переработку», – заметил в кулуарах руководитель СПК, пожелавший остаться неизвестным.

Одним из наиболее эффективных механизмов поддержки аграриев в нынешних условиях может быть агрострахование – на этом сошлись все члены президиума.

– Не существует ни одной агротехнологии, которая могла бы полностью спасти от влияния внешних факторов вроде погоды. Даже идеально соблюденная технология лишь слегка изменяет кривую распределения ущерба. А поскольку 100%-ной стабилизации в сельском хозяйстве достичь нельзя, риски потерь всегда остаются, необходимо страхование – которым наши сельхозпроизводители пока пользуются не слишком охотно, – обратил внимание вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут.

На сегодня в числе приоритетных рынков сбыта российского зерна – Иран, однако доставка продукции в эту страну обходится исключительно дорого. Поэтому Стратегия предполагает развитие Каспийского порта, кардинальное увеличение его мощности. В Волгограде также обсуждается идея строительства нового зерноперевалочного порта в южных районах города. Значит ли это, что речные перевозки возродятся, а железнодорожные тарифы под давлением конкуренции наконец начнут снижаться? Если да, то хотелось бы увидеть это раньше, чем в 2030-м.

 

Справка

Минувшей зимой минимальные цены для проведения закупочных интервенций на пшеницу 3-го класса урожая 2016 г. составили 10 900 руб./т, на пшеницу 4-го класса – 10 400 руб./т, на пшеницу 5-го класса – 8 800 руб./т, на рожь – 7 400 руб./т, на ячмень – 8 000 руб./т и на кукурузу – 7 900 руб./т. Предельные уровни минимальных цен на зерно урожая 2017 г. Минсельхоз планирует определить в марте.

 
Оставляя свои персональные данные, Вы даете добровольное согласие на обработку своих персональных данных. Под персональными данными понимается любая информация, относящаяся к Вам, как субъекту персональных данных (ФИО, дата рождения, город проживания, адрес, контактный номер телефона, адрес электронной почты, род занятости и пр). Ваше согласие распространяется на осуществление «Рынок АПК» любых действий в отношении ваших персональных данных, которые могут понадобиться для сбора, систематизации, хранения, уточнения (обновление, изменение), обработки (например, отправки писем или совершения звонков) и т.п. с учетом действующего законодательства. Согласие на обработку персональных данных даётся без ограничения срока, но может быть отозвано Вами (достаточно сообщить об этом в «Рынок АПК»). Пересылая в «Рынок АПК» свои персональные данные, Вы подтверждаете, что с правами и обязанностями в соответствии с Федеральным законом «О персональных данных» ознакомлены.