Надо стремиться не к высокой урожайности, а к высокой прибыли

Обилие сортов озимой пшеницы, содержащихся в Госреестре и допущенных к выращиванию и продаже в России, даже бывалого фермера может поставить в тупик. Тем более что закон, обязывающий агрария сеять в своей климатической зоне конкретные сорта, давно отменен. На что ориентироваться селянам? Продавцы семян заинтересованы в прибыли, ученые зачастую не поспевают за новинками. Как определить сортовые приоритеты хозяйства? Какие сорта предпочесть? В нашем материале рассказываем, как на эти вопросы отвечают южнороссийские аграрии и селекционеры.

СПК колхоз «50 лет Октября» находится в не самой благоприятной для земледелия климатической зоне: Неклиновский район Ростовской области, отроги донецкого кряжа, тырсовые почвы, глиноземы. Однако, несмотря на это, здесь уже почти десять лет получают урожаи, всякий раз превышающие средние показатели по району (они колеблются на уровне 53 ц/га). В прошлом году эта цифра составила 63 ц/га, по итогам сезона-2017 добавилось еще три центнера – 65,9 ц/га.

Как это удается?

Как говорит председатель СПК колхоз «50 лет Октября» Сухомлинов, причина успеха – переход на интенсивное ведение сельского хозяйства. Примерно десятилетие назад в колхозе решили радикально вложиться в перевооружение, закупили новую технику, пересмотрели уровень питания растений. Важным фактором стало и изменение сортовой политики: Сухомлинов и его агрономы отслеживают буквально каждый новый сорт, вносимый в Госреестр для юга России, и даже более того – те, что еще только проходят испытания. К производству допускается только лучшее, только высокопроизводительные семена. Внушительный клин земли в СПК заложен под испытания и демонстрационные участки. Итог – все передовые сорта южных селекционных центров находятся на полях «50 лет Октября». А с учетом того, что в хозяйстве развилось собственное семеноводческое подразделение – элитными семенами здесь обеспечивают себя сами.

– За восемь последних лет мы провели большое количество семинаров и демопоказов, – говорит Сергей Сухомлинов. – Отрабатывали нюансы технологии с передовыми производителями питания, средств защиты растений. Всего за это время у нас опробовано более ста различных сортов и гибридов – и не только пшеницы, но и тритикале, ячменя, гороха. В 2017 году под «озимкой» в колхозе – 2,3 тысячи га (всего здесь обрабатывают около 5 тыс. га, но минимум полторы тысячи обычно занято под кормовыми культурами для животноводства – прим.ред.). И 80% этой площади засеяно элитными оригинальными сортами – Юка, Баграт, Алексеич, Гурт, Лидия, Гром и другими.

Большое количество упоминаемых сортов здесь не случайно. В хозяйстве Сухомлинова «исповедуют» сортовую мозаику: принцип, при котором ни один сорт, даже самый удачный, не занимает более 15% площади. Только так, уверены аграрии, можно получать хорошие урожаи в разных условиях среды.

Какие селекционные школы предпочитает Сухомлинов и его агрономы? Как признает председатель, несмотря на донскую «прописку», подавляющее большинство сортов на его полях – кубанские, созданные в бывшем Краснодарском НИИ сельского хозяйства имени П.П.Лукьяненко. С 27 июля он переформатирован в Национальный центр зерна (НЦЗ).

– Лидер по показателям в наших испытаниях – сорт Веха с урожайностью 82,1 ц/га (засеяна суперэлитой), – перечисляет Сухомлинов. – На втором месте Гурт (элита, 77, 2 ц/га), далее – Безостая 100, Баграт, Алексеич. Все показатели выше 72 ц/га. Причем Безостая 100 по предшественнику кукуруза на зерно дала на производственных посевах результат лучше, чем на семенных, и протеин у нее был 13,5%. Это главное, что сегодня интересует покупателя. Сорт Алексеич по хорошим предшественникам должен, по идее, дать уже 100 ц/га, но пока получается меньше.

Семена зерноградского института (опять-таки бывшего ВНИИ зерновых культур им. И.Г.Калиненко – ныне Аграрный научный центр «Донской») тоже привлекают Сухомлинова. По отзыву председателя, в первую очередь они отличаются тем, что дают зерно высокого качества.

– По результатам испытаний, на первом месте у нас Лидия – 80 ц/га, – говорит Сергей Иванович. – Еще в тройке призеров – Краса Дона (79,4 ц/га) и Капризуля (79 ц/га). Недавно созданный сорт Лучезар (среди аграриев он популяризировался как новый «хит» донской селекции – прим. ред.) в первый год показывал хороший вал и протеин, но во второй год немного провалился.

К слову, о протеине и клейковине. В качестве байки Сухомлинов рассказывает, как в нынешнем сезоне его зерно просто умоляли продать некоторые трейдеры (несмотря на климатические сложности, хозяйство очень удобно располагается логистически: рядом порты – и прямой путь на экспорт).

– Говорили: «Мы будем использовать вашу пшеницу как улучшитель, для миксования партии», – смеется Сухомлинов. – Заключали договор с поставщиками на 12,5% протеина, а везут 11%… Надо разбавлять.

Несмотря на негативную особенность ушедшего агросезона (вал зерна при низком качестве), в СПК «50 лет Октября» с этим проблем нет. Причина – уже восемь лет на всех полях колхоза под пропашные культуры вносятся сложные удобрения.

– Наш метод – два центнера на гектар под кукурузу и подсолнечник, – рассказывает Сергей Сухомлинов. – Под запашку или глубокое рыхление, на два слоя, 15 и 25 см. Следом озимые пшеницы – только с диаммофоской, центнер-полтора по севу, а потом 5-6 подкормок. Кормление в феврале и марте – селитра или КАС в смеси с ЖКУ, плюс мочевина. Для этого построили растворные узлы, купили опрыскиватели «Джон Дир». Наши площади представляют собой не идеально ровное поле. Но протеин на всех полях – от 12,5%. Именно на него мы и работаем. Есть универсальная оценка – тонна протеина с гектара. С этой точки зрения и нужно выбирать семена, соотносить затраты. Да, условная Таня дает 80 ц/га, но протеин у нее, допустим, 11,5%. А у Силы урожайность 70 ц/га, но протеин – 14%. Когда считаешь все, становится понятно. Не надо стремиться к высокой урожайности. Надо стремиться к высоким деньгам.

 

Тонкости продвижения

По словам главы предприятия, популярность тех или иных сортов может напрямую зависеть от маркетинговой политики селекционного центра, в котором они производятся. «Открытость» ученых по отношению к производственникам – важнейший залог успешной работы и тех, и других.

– Кубанские селекционеры невероятно открыты, – не скупится на похвалу Сухомлинов. – Они дают на испытания суперэлиту любых сортов, всегда приезжают на апробацию. Им интересна экспансия. Донские институты, наоборот, закрыты, не стимулируют продвижение своих сортов. Мы просим немного – дайте нам 50-100 кг ваших новейших сортов, мы не будем их развивать, обезличим при испытаниях. Но зато посмотрим на их потенциал, как они себя ведут. И расскажем другим. Но не все нас слышат – к примеру, по этой причине у нас нет сортов Донского зонального НИИ сельского хозяйства (пос. Рассвет Ростовской области). А ведь у них встречаются очень достойные работы.

К слову, маркетинговая стратегия селекционных центров – не пустой звук для регионов «аграрного треугольника». С годами конкуренция донских и кубанских только усиливается. В частности, доля кубанских сортов в посевных площадях Ростовской области, по разным оценкам, уже достигает 40%, в Ставропольском крае – около половины. При том, что Кубань по сути сама полностью обеспечивает себя собственными сортами. Увеличение засухо- и морозостойкости, повышение устойчивости к различным расам болезней, а также продуктивности сортов – вот над чем с переменным успехом бьются южнороссийские селекционеры.

Дадим им слово.

Как утверждает автор (и соавтор) многих популярных и успешных сортов, заведующий отделом селекции и семеноводства пшеницы и тритикале ДЗНИИСХ Анатолий Грабовец, его институт работает, в первую очередь, с зонами, где выпадает до 300-400 мм осадков в год – в отличие от той же Кубани, в которой уровень влажности доходит до 700-800 мм осадков и можно обходиться без паров. На севере Ростовской области (и далее выше по карте РФ) востребован другой морфотип растений, считает ученый. Они должны выдерживать зимнюю температуру до минус 18 по Цельсию, плюс внезапные майские заморозки до минус 11. Поэтому в первую очередь сорта ДЗНИИСХ востребованы на верхнем Дону, в Воронежской, Тамбовской, Курской областях и т.д.

– Подавляющее количество наших сортов дают пшеницу третьего класса, – рассказывает Анатолий Грабовец. – Причем клейковина у них от 22% до 28%, белок – 13-14%. На севере Ростовской области наша Былина Дона дает 106 ц/Га, Акапелла – 109 ц/га. Популярны Губернатор Дона, Донская Лир, Золушка, Августа, Боярыня. Отдали на госиспытания новый сорт Аргон. Все востребованнее становятся полуинтенсивные сорта. В Песчанокопском районе у нас есть хозяйство, которое использует нашу пшеницу Донэко для купажирования вала урожая.

Поэтому о продвижении сортов надо говорить с осторожностью, убежден Грабовец. Пусть сорта сами пробивают себе дорогу.

…Слабая морозостойкость и подверженность различным болезням – это один из главных аргументов противников кубанских сортов. Однако, как утверждают сотрудники краснодарского Национального центра зерна, над адаптивностью сортов к различным климатическим условиям они работают особенно.

– У нас много совместных сортов с различными институтами, – объясняет главный научный сотрудник, руководитель группы селекции редких видов пшеницы НЦЗ Александр Боровик. – Тут и Узбекистан, и Северный Кавказ, и Поволжье. Когда мы приходим в центральную Россию, нам говорят: «Кубанские сорта не будут зимовать». Но мы сеем Крастал, Черноземку 115, Ровню… И Гром, и Безостая 100, и Алексеич уже районированы в центральных районах России: в Тульской, Липецкой, Белгородской, Орловской областях. Та же Веха показывает высокую продуктивность в разных условиях. Она очень стабильна: несмотря на то, что является условной двуручкой, это весьма морозостойкий сорт.

– При определенных условиях наши пшеницы могут возделываться даже в условиях Сибири, только нужно их адаптировать, – соглашается с коллегой замдиректора НЦЗ по семеноводству и маркетингу Вагиф Керимов.

На принципах сортовой «мозаики» кубанские селекционеры настаивают особо. Ни один сорт не может быть универсальным и закрыть все имеющиеся ниши, утверждает Боровик. В любом регионе, как правило, есть большие разрывы по климатическим особенностям, количеству осадков, даже экономическому положению хозяйств. Тем более, что увлечение одним сортом сродни складыванию яиц в одну корзину: если в сезоне появятся новые расы болезней, они могут «сожрать» все моносортные посевы на поле.

– Таня, Гром, Юка – эти сорта очень популярны, – продолжает Александр Боровик. – Долгие годы лидируют по площадям. Но мы в институте уже создаем искусственный дефицит по их семенам, чтобы они не затирали другие, более нишевые, морозостойкие, качественные. Более того: уже 20 лет мы ведем сортовую агротехнику. «Вся пшеница одинаковая», – это неправильный подход. Засухоустойчивость, скороспелость – все у всех разное. Для каждого сорта должна быть своя агротехнология, которая позволяет в наибольшей степени раскрыть его потенциал.

При выборе сорта очень важно обращать внимание на то, для какой климатической зоны они предназначены, считает заместитель начальника филиала ФГБУ «Госсорткомиссия» по Ростовской области Ольга Паршина. Многие аграрии не учитывают это, ориентируясь на советы коллег или чужие успехи. Но даже нынешняя система госсортоиспытаний устроена так, что отчасти путает селян. Климатические зоны, для которых рекомендованы те или иные сорта, слишком обширны.

– Нынешний Госреестр – это такая немного скандальная штука, – говорит Ольга Паршина. – Я не принимаю ее. Когда 40 лет назад мы начинали работать, было районирование в пределах области. Причем сначала по районам, а потом – по зонам. А сейчас есть реестр для так называемого «шестого региона» – туда входят Адыгея, Ростовская область, Краснодарский и Ставропольский края. В них ведь совершенно разные условия. Только здесь на Дону насчитывается шесть зон.

И даже более того.

Как вспоминает заместитель начальника отдела контроля и надзора в области карантина растений и семеноводства управления Россельхознадзора по Ростовской, Волгоградской, Астраханской областям и Республике Калмыкия Лариса Бабичева-Ганага, раньше существовал закон о селекционных достижениях.

– В нем было четко прописано, что использование конкретных сортов допускается именно в тех районах, которые были определены по результатам испытания инспекторами Госсорткомиссии. Потом это требование ушло, – отмечает она.

Научное обоснование использования того или иного сорта очень важно, подчеркивает Ольга Паршина. Только многочисленные опыты и испытания способны определить – подходит ли сорт для конкретной территории.

– Периодически на отдельные сорта возникает прямо мода, – продолжает специалист Госсорткомиссии. – Народ скупает семена тоннами, а посмотришь результаты исследований – сорт ни о чем! Так было недавно в одном из районов Дона с французским Евклидом. Даже наши испытания не помогли. Раньше они официально длились три года и потом еще год – производственные. А теперь ускоренный вариант – два года. Так совпало, что два года подряд была теплая погода. Просто повезло. Евклид включили в нашу климатическую зону, хотя мы советовали аграриям: не торопитесь, посейте маленькие делянки. Но некоторые не послушались, сделали на него ставку – французская селекция! И он вымерз по всему району. Убытки были огромные.

 

Нарушения

И еще один нюанс. Как отмечают специалисты, даже хорошие сорта могут не принести желаемого результата, если подведут семена. Само по себе название сорта ничего не решает – если посеять одноименные семена, но с разным содержанием белка, то разница в урожайности составит 2-3 центнера с га, считает Анатолий Грабовец.

– Если семеноводческое хозяйство покупает суперэлиту, но потом пересевает у себя, не обращая внимания на агрофон, то это ошибка, – утверждает он. – Нужно обязательно учитывать все особенности. Считаю, что Минсельхоз должен раз в два-три года проводить аккредитацию таких хозяйств и смотреть, в каких условиях выращиваются семена.

Только в Ростовской области семеноводческих хозяйств официально насчитывается 67. Но далеко не все они работают по указанному профилю.

– Когда эти предприятия подают документы на субсидию, то мы видим, сколько их ведет реальную торговлю семенами, – говорит начальник отдела координации развития семеноводства донского Минсельхозпрода Анатолий Шаповалов. – Десяток, не больше, остальные на бумаге.

По мнению Ларисы Бабичевой-Ганага, подобная ситуация сложилась потому, что в стране отменено лицензирование права производства семенного материала. Выращивание семян, хоть для собственных нужд, хоть на продажу, возможно любыми аграриями. Поэтому семена предлагают рынку даже те, у кого для этого не хватает материально-технической базы.

– Некоторым не хватает средств не только на сортовую прочистку, но даже на элементарную очистку посевного материала, – говорит специалист Россельхознадзора. – Мы как контрольно-надзорное ведомство проверяем качество семенного материала и зачастую выявляем партии, которые не соответствуют как посевным, так и сортовым требованиям. В прошлом году было более 100 таких партий. А главное, что меня поражает – это увеличение числа нарушений по содержанию в семенах карантинных объектов. То есть нарушаются даже элементарные, основные требования.

Что касается репродукций, то федеральное законодательство не определяет предельных порогов и здесь. Можно сеять и вторую, и четвертую – отдельные аграрии доходят и до восьмой, говорит Бабичева-Ганага. Все определяется только опытом и личными предпочтениями фермеров.

– Те, кто ценит свои деньги, выбирают хорошие семена, – резюмирует эксперт.

 

Автор: Игорь Новосельский
Источник: Журнал «Агротайм», № 8(46) август 2017

 
Оставляя свои персональные данные, Вы даете добровольное согласие на обработку своих персональных данных. Под персональными данными понимается любая информация, относящаяся к Вам, как субъекту персональных данных (ФИО, дата рождения, город проживания, адрес, контактный номер телефона, адрес электронной почты, род занятости и пр). Ваше согласие распространяется на осуществление «Рынок АПК» любых действий в отношении ваших персональных данных, которые могут понадобиться для сбора, систематизации, хранения, уточнения (обновление, изменение), обработки (например, отправки писем или совершения звонков) и т.п. с учетом действующего законодательства. Согласие на обработку персональных данных даётся без ограничения срока, но может быть отозвано Вами (достаточно сообщить об этом в «Рынок АПК»). Пересылая в «Рынок АПК» свои персональные данные, Вы подтверждаете, что с правами и обязанностями в соответствии с Федеральным законом «О персональных данных» ознакомлены.