«Высевать на Юге России фуражные сорта – настоящее преступление»

В. И. Ковтун (справа) на полях  хозяйства ООО «Большой Морец»Виктор Иванович Ковтун, заведующий отделом селекции и первичного семеноводства озимых зерновых культур Ставропольского НИИСХ – ученый, хорошо известный аграриям всей России. Автор 47 сортов озимой пшеницы, из которых 36 внесены в Государственный реестр селекционных достижений по Северо-Кавказскому, Нижне- и Средне-Волжскому, Центрально-Черноземному регионам, он регулярно дает консультации во многих хозяйствах этих обширных территорий.

В Волгоградской области в свое время его сорта озимой пшеницы использовались на 90% полей, сейчас – немного меньше, однако Виктор Иванович уверен, что вектор повернется в противоположную сторону. Почему? Потому что качество пшеницы снова становится важным для рынка. Об этом «Рынок АПК» и поговорил с профессором В. И. Ковтуном.

– Россия в прошлом году собрала рекордный урожай зерновых, однако качество пшеницы зачастую оставляло желать лучшего. Что мешает российскому производителю пшеницы повышать ее качество?

– Здесь, на Юге и Юго-Востоке России сам бог велел нам выращивать высококачественную пшеницу – тут идеально подходящие для этого черноземные и каштановые почвы. Однако чтобы этого добиться, нужно соблюсти целый ряд условий. Прежде всего, нужны сорта с высоким качеством зерна. Те зерноградские сорта, которые я создавал раньше и по которым в Ставропольском крае и соседних областях многие работают, обладают высочайшим качеством, это сильные пшеницы. На мой взгляд, высевать на Юге России фуражные сорта – самое настоящее преступление. У нас же производители уже много лет гонятся только за урожайностью, не обращая внимание ни на что другое.

– Да, на это многие ученые жалуются, но кажется, что иные фермеры уже смотрят на вещи иначе.

– Пожалуй, есть уже кое-какие сдвиги в нужную сторону. Сколько я ни выступал раньше перед производителями, мне все время отвечали: «Виктор Иванович, да никому это качество не надо, люди хотят большую валовку – и все!» Но ведь хотим же мы есть вкусный хлеб? Из настоящей муки, с настоящих сортов? Сорта-полуфабрикаты этого дать не могут. Так было потому, что раньше за качество дополнительно не платили: что 3-й класс, что «фуражка» – никакой разницы. А вот в прошлом году рынок сложился так, что за 3-й класс стали давать на 2000 руб. больше, чем за 5-й.

– Это у нас такое наследие еще с советских времен, когда для отчета колхозу было достаточно собрать нужный тоннаж – а там хоть трава не расти?

– Наоборот! В советские времена платили как раз очень хорошо. Я помню, что за зерно 1-го класса – когда клейковина достигала 30–40%, а ИДК было на уровне 45–75 единиц, – производителю выплачивали 100%-ную надбавку к цене пшеницы 5-го класса! В годы «перестройки» эту практику забросили потому, что перекупщики зерна буквально дурачили производителей. В 1913 году Россия занимала первое место в мире по экспорту высококачественной пшеницы, и это прежде всего современные Ростовская и Волгоградская области, Ставропольский и Краснодарский края, Юг Украины. Мы должны возрождать традиции наших предков и делать ставку именно на качество зерна! Раньше от таких моих слов все отмахивались, но теперь, когда за качество вновь начали платить, ко мне стали прислушиваться.

– Получается, что сам рынок отрегулировал этот перекос в сторону урожайности, и мы сейчас находимся аккурат на этом переломе.

– Да-да-да, а раньше просто замерялось содержание белка, не более того. Проблема в том, что белка может быть 15–16%, но если качество клейковины переваливает за 110–120 единиц ИДК, хлеб получается очень плохим – он «плывет», кирпич, а не хлеб. На качество клейковины тоже нужно обращать внимание: в идеально оно должно составлять 45–75, максимум до 90 единиц, только тогда можно испечь самый лучший хлеб. Этот показатель генетически закреплен, заложен в сорте. И пшеница, на мой взгляд, должна выращиваться в России именно на хлеб, ни на что другое! На корма у нас есть другие культуры: ячмень, кукуруза, сорго и так далее. Питаться в России хлебом с химическими добавками – это позор, я считаю.

– На что еще нужно обратить внимание, чтобы добиться высокого качества зерна?

– Второе – это технология выращивания. Минеральные удобрения – азот, фосфор, калий – должны вноситься в оптимальном соотношении, в правильные сроки. Калий и фосфор – под основную обработку, азот можно с осени или в виде подкормок. Особенно важна для качества зерна третья подкормка азотом в период налива зерна.

Третий момент – борьба с болезнями. Многие сорта обладают устойчивостью к болезням, так что им достаточно одной обработки. Прежде всего, здесь, на Юге России сорт должен быть устойчив к бурой ржавчине, септориозу, фузариозу, пиренофорозу. Все районированные сорта, которые я создавал, обладают устойчивостью к этим основным болезням: если сорт устойчив, то при максимальном давлении любого патогена достаточно одной обработки, а когда не устойчив – приходится делать вторую, третью, а то четвертую обработки. В итоге мы только травим себя! Кому нужны такие сорта? Когда патоген сильно давит, устойчивому сорту достаточно лишь чуть-чуть помочь – и сорт как бы уходит от болезни. Некоторые гонятся за урожайностью, проводят все эти обработки, но слегка не успевают со сроками – и все, вслед за качеством снижается и урожайность: деньги потрачены зря.

– Почему же люди продолжают пользоваться этими сортами?

– Они привыкли к большой защите, заниматься бесполезной работой. Увы, людям нужно открывать глаза и на это.

– Но ведь то, что вы рассказываете, звучит как довольно-таки очевидные вещи для профессионального агронома…

– Значит, не надо вам этого рассказывать? (смеется)

– Нет, я это к тому, что мне кажется удивительным, когда люди не следуют даже таким относительно простым правилам.

– Кажется, что некоторые просто не умеют или не хотят считать деньги! Игнорируют технологии возделывания – как будто нужно просто отчитаться за объем урожая, не более того. Другой важный аспект – борьба с клопом-черепашкой, универсальным вредителем для Юга России. Даже если вы затратили большие деньги, закупили высококачественные семена, все подкормили, защитили от болезней, а клоп поразил 2% растений – любой сильный высококачественный сорт превращается в фуражный. Краевые полосы полей – место, где больше всего накапливается вредного клопа-черепашки, необходимо обязательно обкашивать.

Когда сорт созрел, в течение 7–10 дней длится период восковой спелости. После начинается отток питательных веществ, снижаются урожайность и качество – а значит, необходимо убрать созревший сорт за три, максимум пять дней. То, что я перечислил, это основные моменты, влияющие на качество пшеницы.

– В чем сорта отечественной селекции выигрывают у сортов иностранной селекции?

– Главное, в чем западные, особенно немецкие, шведские, польские и английские сорта уступают нашим, – качество. Оно у них низкое. Кроме того, почти все эти сорта являются влаголюбами, а значит, не выдерживают никакой конкуренции с местными. Канадские и американские более засухоустойчивы, но по продуктивности тоже уступают. Но самое главное – все импортные сорта отличаются низкой морозозимостойкостью. В Волгоградской области, например, ни один иностранец не выдержит. Неплохие сорта одесской селекции – это тоже ведь заграница.

– Как фермеру не промахнуться мимо удачного сорта? Как выбрать то, что ему нужно?

– Обязательно нужно взять зерно на анализ, на три ключевых момента: содержание белка, содержание клейковины и качество клейковины. Да, есть и другие признаки, но только с оглядкой на эти три параметра можно получить хороший хлеб. Если речь идет о Волгоградской области или Ростовской, то важно обратить внимание на высокую засухоустойчивость и морозозимостойкость, устойчивость к полеганию и болезням. Но помните: если у сорта нет качества, то и сеять его не надо! Уверен, что дальше цена на высококлассную пшеницу будет только расти.

К тому же, каждый сорт адаптирован для конкретной технологии: Виктория 11 и Олимп, к примеру, подходят для разных предшественников. Если технология в хозяйстве отработана, то можно брать сорта для интенсивной технологии, а если нет, если ресурсов не хватает, – то лучше использовать другие сорта, скажем, Ставку для средне- и слабоинтенсивной технологий. Недавно я вывел полукарликовые сорта, еще ниже Виктории, для интенсивной технологии с потенциалом урожайности до 100–120 ц/га: Армада, Паритет и др. У себя на делянках мне удавалось получить и 140 ц/га по некоторым сортам. Но при этом сорта, которые не дают высокого качества, в нашей лаборатории выбраковывают. Как говорил мой учитель, академик, Герой социалистического труда Иван Григорьевич Калиненко, только жесточайший отбор и выбраковка дают результат: «Виктор Иванович, в сорте должен быть весь комплекс важнейших, хозяйственно ценных признаков и свойств! Нет морозостойкости – выбраковывать, нет качества – выбраковывать – и так далее!»

 

Беседовал Александр Акулиничев