Грант как ящик Пандоры

Татьяна СаламатинаНачинающий фермер из Волгоградской области рассказала о неожиданных трудностях, с которыми столкнулась при попытке получить грант на развитие.

В2016 году в Кумылженском районе Волгоградской области появился новый фермер: из миллионного города в село переехала Татьяна Саламатина, выпускница института культуры. Она мечтает, чтобы в графе «производитель» на упаковке продуктов как можно чаще стояло слово «Волгоград», а потому решила вместе с сыновьями заняться молочным животноводством. «Героизм – то качество, которое есть в современных фермерах, им как на войне приходится отстаивать каждую пядь земли», – с улыбкой говорит она, когда мы просим ее стать героиней нашего материала.

Хозяйство Татьяны Сергеевны пока очень маленькое, всего на 7 голов, однако она ищет пути для расширения. С этой целью, в частности, обратилась за государственной поддержкой – и, будучи человеком сторонним, прежде в сельское хозяйство не вовлеченным, заметила немало изъянов в системе выделения грантов начинающим фермерам. «Рынок АПК» расспросил Татьяну Саламатину об этом опыте.

– Насколько мне известно, вы обращались за господдержкой, чтобы приобрести несколько голов КРС и взять в аренду пастбище. В последнее время правительство анонсирует необходимость поддерживать животноводство – как вы думаете, какая поддержка здесь была бы наиболее полезной?

– Да, обращалась за поддержкой с целью приобретения племенного поголовья в «Экониве» в Воронеже. В нашем регионе племенного скота практически нет, и племзаводы фактически не функционируют. У меня был составлен план расходов на миллион рублей, я собиралась взять мини-трактор и приобрести участок земли для засева кормовыми, а в будущем – для строительства молочной фермы. На этом месте во времена колхозного прошлого уже была ферма, там работала моя бабушка, и меня с 4 лет брала с собой. Это был каторжный труд: она катала 120-килограммовую вагонетку с жидким кормом по рельсам. Самое страшное – что минуло 40 лет, а мало что изменилось! Грант нам в итоге не дали, трактора не будет – косим вручную, навоз чистим вручную! Зрелище не для слабонервных.

Нет сегодня и пастбищ, выделенных и межеванных, приходится за собственный счет вызывать кадастрового инженера и все оформлять – это очень дорого и долго, да и смысла в этом немного: степи широкие, выпасы большие, а скота почти и нет.

Слова о поддержке животноводства и правда звучат громко, красиво, эффектно, многих они впечатляют, но когда знакомишься с постановлением регионального комитета сельского хозяйства, понимаешь, что человек, имеющий шанс получить грант, должен быть инопланетным существом. Требования к нему таковы:

  1. наличие земель сельхозназначения в собственности, сельхозтехники в собственности;
  2. наличие высшего или среднего сельскохозяйственного образования и опыт работы в этой сфере от 3 до 10 лет;
  3. желательно, чтобы у человека было трое детей, но при этом ему не было бы 30 лет.

Ах, да, еще на расчетном счете – около полумиллиона рублей. Только при наличии всех этих составляющих можно набрать необходимые 50 баллов и претендовать на получение гранта. Возможно ли это? И зачем фермеру, обладающему всеми этими «богатствами», полгода обивать пороги разных учреждений, собирать справки, доказывать, что он не мошенник, а труженик? У меня, честно говоря, сложилось впечатление, что все как в сказке: дай Ивану-дураку такое задание, которое он выполнить никак не сможет, и пообещай полцарства.

– Какой же, на ваш взгляд, могла бы быть действительно полезная господдержка?

– Эффективным было бы предоставление нормальных кредитов, под человеческие проценты! А гранты и налогами облагаются, и по сути своей не могут быть безвозмездными – а значит, сопряжены со множеством юридических проволочек. В итоге ты получаешь полгода страшной суеты, нервотрепки, переездов, а в итоге – ноль.

– С какими главными трудностями вам пришлось столкнуться при подготовке заявки на грант? Что оказалось сложнее всего?

– Самая главная трудность – это неопределенность. До самого последнего момента не было ясно, будет ли вообще конкурс: постановление было подписано за несколько суток до объявления о его начале. Сложно было на каждом этапе, от бизнес-плана до проекта в целом. И это еще хорошо, что мне удалось выиграть конкурс, а Волгоградский бизнес-инкубатор оплатил мне работу специалистов над инвеспроектом – это ни много ни мало 80 тысяч рублей. Если бы не это, я бы вообще никогда не решилась участвовать в этом грантовом проекте! Поймите, у начинающего фермера и 80 тысяч нет в помине! Нет у меня и возможности получить кредит на закупку поголовья и техники: сколько ни обращалась – нужно проработать в статусе КФХ как минимум 12 месяцев, и то получишь ссуду под 24% годовых. Получается так: начинайте работать голыми руками в чистом поле, а если через год будете живы – мы поглядим, может, и кредит вам дадим.

– То, что вы перечисляете, в целом относится к числу фундаментальных проблем кредитования сельского хозяйства. Было ли что-то, что оказалось для вас особенно неожиданным?

– Неожиданной проблемой оказалось условие комитета, появившееся через три месяца после информации о проведении конкурса, об отсутствии обременения на земли сельхозназначения на земли, находящиеся в собственности или пользовании на праве наследства. У меня 3 пая земли по 13 га: родительский, бабушкин и дедов; они были колхозниками с 1950-х годов, однако ни один из этих паев не пошел мне в зачет на конкурсе. Почему? Потому что земля у фермера в аренде, он ее обрабатывает, а мы получаем пшеницу, сено и масло. Какой здравомыслящий человек может предположить, что земли зарастают бурьяном, в то время как начинающий фермер ждет грантовой поддержки от государства, как у моря погоды? Неужели чиновники не понимают: чтобы обработать и засеять 1 га пашни качественной пшеницей современной техникой, нужен миллион рублей?

Другой неожиданной проблемой оказалось условие членства в снабженческосбытовом кооперативе. Причем в январе допускалось членство в любом кооперативе области, меня направляли в Новоаннинский приобрести членство за 5 тысяч рублей. Позже обнаружилось, что только кооператив, расположенный в моем районе, может дать справку о членстве, и только тогда будут зачтены баллы в конкурсе.

Кроме того, проблемой стало оформление аренды земли в районе. Свободной межеванной земли вообще не оказалось в окрестностях станицы, хотя просторы у нас необъятные!

И еще одно: сроки. Оказалось, что зарегистрировать аренду можно только по истечении 2 месяцев. После составления заявления в местной газете должна быть напечатана информация об участке и о лице, желающем взять его в аренду, плюс 30 дней должно пройти после публикации, только после этого – регистрация. Я подала заявление в начале апреля, к началу июня вопрос был не решен: земля порастает сорняками, сроки обработки упущены.

– Как вы думаете, что в системе выделения грантов стоило бы изменить, чтобы сделать ее более доступной для маленьких предприятий?

– Надо ввести обязательное разделение растениеводов и животноводов! А вот такое смешение – это куча-мала. Животноводство предусматривает большое потребление кормов и, соответственно, своя кормовая база – это снижение себестоимости продукции. Однако это не означает, что все животноводы должны пахать и сеять, чтобы прокормить поголовье. Любой грамотный зоотехник знает это. У любого агрария при производстве пшеницы остается продукция 4 класса, пригодная только для кормления животных, есть и кол, который тоже применим в животноводстве.

Смешение животноводов и растениеводов в таком конкурсе привело к возмутительной несправедливости. Я начинающий фермер, без году неделя, мне срочно требуются деньги на начало работы, на закупку поголовья, на технику, на помещения – а начинающий растениевод уже с двумя тракторами, двумя комбайнами, и ему нужен еще комбайн! При этом столько сказано о значимости молочного направления животноводства!

Хотя и растениеводы тоже немало страдают от подходов к грантам, практикуемых у нас: некоторых по три года «срезают» на самом первом этапе по нелепым причинам. Как и животноводов, их прессингуют по поводу любой, даже микроскопической задолженности по налогам – увы, это тоже очень серьезное препятствие.

Тем не менее, я уверена: нужно трудиться, несмотря ни на что, и не падать духом! Надеюсь, на следующий год господдержка придет именно к тем, кто по-настоящему в ней нуждается. Мы с мужем и тремя сыновьями вместе боремся с трудностями – и смотрим в будущее с оптимизмом.

 

Беседовал Александр Акулиничев

 

Справка

Согласно бизнес-плану Татьяны Саламатиной, за 3 года на пустом месте должна появиться молочная ферма на 50 голов маточного поголовья. Фермер ставит задачу создать бесперебойное производство высококачественного экологически чистого мяса говядины (Абердин-ангусская, Симментальская, Швицкая породы).

По плану уже в 2018 г. должен был заработать маслоцех (деньги гранта должны были пойти частично на это). Производство сливочного масла до 200 кг в год на начальном этапе, производство сыворотки, творога, сметаны высокой жирности, а с 2019 г. – и производство сыра.

Созданию фермы мешают следующие факторы:

  • отсутствие коммерческого предложения от банков и кредитных организаций;
  • высокие проценты (6% в месяц!) по займам в кредитных кооперативах;
  • высокие цены на бензин и на стройматериалы, дефицит племенного поголовья КРС в области;
  • большое количество налоговых пенсионных страховых отчислений;
  • высокая ставка отчисления в пенсионный фонд на работника по найму (более 20 тыс. руб. в год);
  • отсутствие дорог или их низкое качество;
  • сети не берут на реализацию продукцию от мелкого производителя;
  • равнодушие чиновников;
  • низкая цена на сырое молоко и на КРС живым весом.