Россия теряет чернозем

Разрушительные паводки, засухи, убивающие урожай суховеи – кажется, эти стихийные бедствия стали происходить все чаще. Между тем погодные катаклизмы издавна угрожали российскому земледельцу. И вот 70 лет назад была сделана попытка самого масштабного в человеческой истории улучшения климата – принят Сталинский план преобразования природы. Но сегодня мы, кажется, почти разучились сажать леса и создавать искусственные озера, превращая бесплодные земли в цветущие луга и тучные нивы. Неудивительно, что наши поля, села и города вновь становятся беззащитны перед стихией.

 

В чем спасение?

Послевоенный голод был одним из самых страшных в истории нашей страны. Но катастрофа была связана не только с разрухой, но и с губительной засухой 1946 года. Руководство СССР начало искать пути надежного решения проблемы. Ведущие ученые были посланы изучать опыт применения идей великого почвоведа Василия Докучаева. Дело в том, что еще в конце XIX века русские черноземы были на краю гибели. Согласно записке воронежского уездного комитета, вскоре после отмены крепостного права «реки обмелели или местами совершенно исчезли, летучие пески надвинулись на поля, поля поползли в овраги, и на месте когда-то удобных земель появились рытвины, водоемы, рвы, обвалы и даже зияющие пропасти; земля обессилела, производительность ее понизилась».

Василий Докучаев предложил проект коренного преобразования сельского хозяйства. В самом засушливом районе Черноземья, в Каменной степи – в нынешнем Таловском районе – докучаевская экспедиция заложила 100 га лесополос, построила два каскада прудов и организовала орошаемый участок. Ровно 120 лет назад экспедиция завершилась созданием Каменно-cтепного опытного лесничества.

В 1948 году было подготовлено и подписано постановление «О плане полезащитных лесонасаждений, внедрения травопольных севооборотов, строительства прудов и водоемов для обеспечения высоких устойчивых урожаев в степных районах Европейской части СССР».

Задумка была грандиозной – по берегам Урала, Волги, Дона, Северского Донца, Хопра и других рек с севера на юг на сотни километров протянутся огромные государственные полезащитные лесополосы. Так, на разных берегах Дона планировалось посадить две полосы шириной по 60 м и длиной 920 км – от Воронежа до Ростова. Всего же протяженность лесополос составила бы 5 тыс. 320 км, а общая площадь новых лесов – более 4 млн га.

В итоге климат стал бы гораздо мягче на площади в 120 млн га – территории, равной по площади Англии, Франции, Италии, Бельгии и Нидерландам вместе взятым.

Результаты не заставили себя ждать. Всего за пять лет за счет принятых мер урожайность зерновых выросла на 25-30%, овощей – на 50-75%, трав – на 100-200%. С 1948-го по 1951 год страна стала производить на 80% больше мяса, на 65% – молока, на 240% – яиц, на 50% – шерсти.

И это было только начало, однако план, рассчитанный до 1965 года, свернули уже в 1953-м, вскоре после смерти вождя. Но и то, что удалось сделать, до сих пор изучается во всем мире.

 

Кому нужны лесополосы?

Зато в России этот уникальный опыт, похоже, прочно забыт. Больше того, сохранившиеся лесополосы – под угрозой исчезновения. Если в советское время ими ведали особые организации – госколхозлесхозы, то сегодня участки леса на землях сельхозназначения в основном оказались ничейными.

По оценкам департамента мелиорации Минсельхоза, в той или иной форме деградации подвержены 58,8% сельскохозяйственных земель страны. Но новые лесополосы почти никто не сажает, а те, что есть, самовольно высыхают или вырубаются. При этом мелкие ветки остаются на месте и служат отличным топливом для пожаров.

В итоге лесополосы все хуже удерживают влагу и все меньше защищают от ветра. Гибнет мелкая живность, вместе с деревьями лесорубы уничтожают гнезда птиц. В то же время предоставленные самим себе лесополосы тоже представляют угрозу – разрастаются на поля, начинают активно болеть.

Между тем в сельскохозяйственных районах страны лесная растительность едва достигает 2% от площади пашни – по мнению экспертов, этого явно недостаточно. Так, только Воронежской области до полноценной системы полезащитных полос не хватает 60 тыс. га леса.

 

Каким боком выйдет?

Почвоведы констатируют: в нашем сельском хозяйстве по-прежнему относятся к черноземам с безумной расточительностью. Так, в последние годы чиновники от АПК с гордостью отчитываются об открытии новых мегаферм. Но если в советское время их размещали на неудобьях, то сегодня, ничуть не смущаясь, строят на идеально ровных полях, прямо на пашне и даже не снимают гумусный слой. При этом навоз удаляют гидросмывом – сотни квадратных метров превращаются в вонючие лагуны. Государство с готовностью дотирует крупный бизнес, хотя многие ученые прямо называют такую концентрацию скота экологическим преступлением.

Прямо по черноземам протягиваются трубопроводы, на них строятся элитные коттеджи, открываются мусорные карьеры. Все чаще в Интернете можно увидеть объявления о продаже чернозема высшего качества. И, пожалуй, трудно подобрать лучшую иллюстрацию для сельскохозяйственной трагедии национального масштаба.

 

Владимир Вавин, директор Каменно-степного опытного лесничества:

«Если бы за лесополосами ухаживали – проводили осветление, прочистки, санитарные рубки, боролись с болезнями, – они бы существовали дольше и приносили больше пользы. Ведь это, во-первых, экология, во-вторых, – защита почвы от эрозии, в-третьих, – сохранение влаги. Например, мы сейчас не очень хорошо относимся к тополям – они пылят. Но зато у них большая лиственная поверхность, они поглощают много углекислого газа. Когда-то в Каменной степи были пыльные бури, а сейчас мы забыли, что это: не уносится верхний пахотный слой.

Но если в 80-е – начале 90-х годов прошлого века наше лесничество сажало по 30-40 га лесных полос ежегодно, то за последние 10 лет мы не посадили ни одного гектара. И так везде – Министерство сельского хозяйства перестало финансировать эту работу. А ведь после 2010 года лесополосы очень сильно пострадали, молодые выжили, а старые – нет».

 

Константин Стекольников, профессор кафедры агрохимии и почвоведения ВГАУ:

«Часто можно наблюдать такую картину: поле на склоне, а внизу – потоки чернозема. А была бы лесополоса, такого бы не случилось. Сейчас плодородие резко понижается. И неудивительно, ведь природа над каждым сантиметром верхнего слоя работает от 100 до 300 лет. Смыли 3-5 см – тысячелетие уничтожено. А ведь в этот же слой мы вносим удобрения – они текут в реки, озера, пруды, отравляя водоемы. Тех лесополос, что сейчас есть, недостаточно для предотвращения эрозии. Тем более что вся земля у нас – под капиталом. И хозяевам совершенно не интересно заниматься обустройством территории.

И самое главное – у нас нет службы по охране почв. Никто в этом не заинтересован. Хозяева будут противиться, а противиться есть чем – у них огромные деньги. А против денег только два средства: власть – если это действительно власть – и еще большие деньги. Пока защищать почвы не станет выгодно, никто этим заниматься не будет.

В США, если почва теряет плодородие, у хозяина изымают землю, и он восполняет ущерб. А мы на весь мир обкричались, что взяли рекордный урожай. Но где здесь заслуга земледельца? – Погода помогла. Три года подряд – аномально высокие осадки. А случись снова 2010 год с его засухой – что будем делать?

Мы даже не имеем точных данных о том, сколько у нас земель! По разным источникам, в России от 180 млн до 400 млн га сельхозугодий. Где же истина? Мы единственная в мире страна, которая может позволить себе взять и просто бросить десятки миллионов гектаров пашни».

 

Виктор Турусов, директор НИИ им. Докучаева:

«Сейчас в нашем государстве защитное лесоразведение не востребовано, хотя сотни тысяч гектаров уже созданных лесных полос реально работают на стабилизацию земледелия. И какие бы климатические катаклизмы не ожидались – будь то глобальное потепление или, наоборот, похолодание, лесные насаждения будут оказывать только положительный эффект. В первом случае – смягчать погоду, во втором – давать дополнительный энергетический ресурс. Но для этого с лесными полосами нужно серьезно работать. Однако ни в одном документе не отражен лесохозяйственный уход, который жизненно необходим.

Настало время на уровне правительства России решать вопрос о создании государственной структуры, которая будет заниматься полезащитным лесоразведением. Целесообразно возродить такие организации, как лесомелиоративные станции. Это даст десятки тысяч рабочих мест, дополнительную лесную и сельскохозяйственную продукцию, стабильность в аграрном секторе, а значит, и в государстве.

Словом, необходимы решительные меры. Ведь еще Дмитрий Менделеев говорил: «Посадки леса равноценны защите Отечества».

 

Почему так запустили?

«Часто езжу на малую родину в Острогожск, – говорит жительница Воронежа Ольга Юдина. – Когда-то из окна машины в любое время года открывались живописные виды. Но вот несколько лет назад сгорела лесополоса рядом с трассой. И никто даже не собирается ее расчищать, – так и стоят у всех на виду черные, обугленные стволы. Неужели никому нет дела?

Теперь зимой эту трассу все сильнее заметает снегом – так, что едва остается полторы полосы. Честно говоря, ездить по такой дороге становится просто страшно. А ведь снег могли бы задерживать деревья. Но их теперь нет, все запущено…» 

Источник: akfhsibiri.ru

 
 
Настоящее Пользовательское соглашение регулирует отношения между Администрацией сайта (Администрация) и Пользователем сайта www.rynok-apk.ru (Рынок АПК), на указанных в Пользовательском соглашении условиях.
Принятием данного предложения Администрации в адрес Пользователя о заключении договора оферты является совершение Пользователем действий, направленных на использование сайта Рынок АПК.
Независимо от факта регистрации или авторизации Пользователя на сайте Рынок АПК, означает согласие Пользователя с настоящим Пользовательским соглашением.
Пользователю необходимо внимательно ознакомиться с условиями настоящего соглашения, которое рассматривается Администрацией как публичная оферта в соответствии со ст. 437 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Настоящая Оферта считается акцептованной Пользователем, а Договор между Администрацией и Пользователем заключенным, с момента использования Пользователем услуг сайта.
Договор может быть заключен только с Пользователем, являющимся дееспособным физическим лицом либо юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем, возраст Пользователя 16+.
Пользовательское соглашение может быть изменено Администрацией в любое время без какого-либо специального уведомления об этом Пользователя. Новая редакция Пользовательского соглашения вступает в силу с момента ее размещения на сайте Рынок АПК.
Использование сайта после вступления в силу новой редакции Пользовательского соглашения означает согласие с ней Пользователя.

Пользовательское соглашение