Сельский кредитный кооператив держится на том, что все его члены знают друг друга

Игорь Багинский, председатель Союза сельских кредитных кооперативов РоссииКорова, как известно, работает на сене, трактор — на солярке, а фермер — на деньгах: сколько у него денег, такой и прогресс в государстве. Что сегодня происходит в сельской кредитной кооперации? Чем она живет? Какие трудности испытывает? Об этом беседуют издатель портала «Крестьянские ведомости», ведущий программы «Аграрная политика» на ОТР, доцент Тимирязевской академии Игорь Абакумов и Игорь Багинский, председатель Союза сельских кредитных кооперативов России.

 

— Игорь Николаевич, что такое Союз сельских кредитных кооперативов?

 

— Союз сельских кредитных кооперативов появился 20 лет назад для создания института микрокредита. Самой главной задачей его было дотянуться небольшими деньгами до маленького производителя, личного подсобного хозяйства, фермера. Мы опробовали различные практики — и положительные, и отрицательные, наработали большой опыт, применяем его, стараемся развивать, надеюсь, что на пользу и населению, и сельхозпроизводителям.

— Сколько у нас кредитных кооперативов и сколько в них членов?

— В настоящий момент более 800 кредитных кооперативов, членов — более 250 тысяч, совокупный портфель где-то порядка 15 миллиардов рублей, активов 18 миллиардов. Мы обслуживаем более 50 регионов страны. Сформированы региональные системы, отчасти о них говорит и Владимир Владимирович Путин, президент России, — это тюменская, липецкая система, вологодская, забайкальская, ряд других.

— Игорь Николаевич, а вот для сельского жителя что конкретно дает сельский кредитный кооператив?

— Задача для кредитного кооператива и сегодня, и 100, и 200 лет назад, одна: в первую очередь дать возможность перехватить деньги тогда, когда невыгодная цена, например, на произведенную продукцию, или привлечь средства для того, чтобы выгодно совместно закупить продукцию для массы маленьких игроков.

Второй вопрос — это текущая жизнь, которая требует улучшения жилищных условий, где-то, может быть, перехватить деньги на то, чтобы отправить ребенка в школу 1 сентября, поехать отдохнуть, купить необходимые вещи — телевизор, холодильник или инвентарь.

— А что такое кредитный кооператив? Каким образом там образовались деньги?

— Так сложилось, что в России в большей степени опыт основан на привлечении ресурсов из больших, серьезных источников. В дореволюционное время это был государственный банк, потом Московский народный банк. Постепенно кредитные кооперативы переходили к опыту привлечения средств физических лиц на территории присутствия исходя из принципа…

— То есть местное население скидывается деньгами?

— Да, исходя из принципа Райффайзена «Деньги деревни – деревне».

— Райффайзен — это система кредитной кооперации Германии, а Rabobank — Голландии. Вы тоже ведь профессиональный банкир, не с улицы пришли в этот бизнес, были зампредом Россельхозбанка, у вас профессиональное образование, профессиональный опыт, то есть вы знаете, как эту систему организовывать. Как можно было уговорить людей скинуться деньгами, чтобы дать взаймы кому-то третьему?

— Сложно провести параллель с банком. Банк-то берет на самом деле под систему гарантирования государства, систему страхования сбережений. Как привлечь средства кооперативу? В первую очередь, это авторитет руководителя кооператива, с самого момента создания.

Потом, опыт работы. Люди, конечно, смотрят, куда размещает кредитный ресурс кредитный кооператив, с каким риском размещает, как возвращает, и дальше уже работает авторитет самой организации.

— Как процесс происходит? Как происходит получение денег?

— Безусловно, кредитный кооператив проводит определенные действия, для того чтобы привлечь заемщиков…

— Простой вопрос: я могу приехать в Вологду и попросить у кооператива деньги?

— Попросить-то можете… Базовое требование в кредитном кооперативе — это, конечно, общность: важно, чтобы член кредитного кооператива был из твоей среды, из членской базы. В особенности когда суммы переходят за пределы 15, 20, 30 тысяч, то есть кредитный кооператив своего члена должен знать.

— То есть сельский кредитный кооператив помогает взять деньги тогда, когда они очень нужны, верно?

— Да, и принимает решение достаточно оперативно, потому что знает своего заемщика, своего пайщика.

— А я могу вам рассказать историю, очень короткую, как я, будучи стажером у голландского фермера, вместе с ним ходил получать деньги в «Rabobank», который когда-то был сельским кредитным кооперативом. Это теперь он глобальный банк и финансирует даже аэрокосмическую отрасль, но изначально это фермерский банк. И каждый фермер голландский в нем акционер. Так вот, мы пошли с ним получать кредит на подержанный трактор, как сейчас помню, Fendt это был, зеленый, большой… Как вы думаете, сколько занял процесс получения кредита, сколько времени?

— Сложно сказать.

— 40 минут. За 40 минут он получил кредит, и деньги поступили уже продавцу, через 40 минут. Почему? Потому что в этом банке его прекрасно знают, там не нужно предъявлять никаких документов…

— Потому что они уже там.

— Они уже там, они его знают, потому что этот банк находится прямо в деревне. Они знают, какие у него залоги, в каком состоянии земля, техника, коровы, в каком состоянии его здоровье, потому что страховой полис оформляется тоже через этот банк. Там даже учитывается, не женился ли он случайно на молодой.

— Как выглядит у него двор, чем живет его семья — они все знают.

— Банкир знает все, поэтому 40 минут на оформление трактора, а это, извините, большое количество (тогда еще не было евро) гульденов. Вот что в европейском понимании сельский кредит. У нас примерно то же самое?

— Да. Работа в кредитном кооперативе России начинается тоже с небольшого опыта, с небольшого кредита. В дальнейшем, по мере работы с пайщиком, информация в кооперативе накапливается — из документов, которые он подает, от членов кооператива, которые сообщают, чем он живет, то есть обмен информацией в кооперативе идет всегда, постоянно. И скорость принятия решений достаточно быстрая. Я не могу сказать, что именно 45 минут, с кем-то принимаются решения за 15, с кем-то чуть дольше, если срок кредита подлиннее. Мы не как «Rabobank» или как голландцы принимаем решение, но все-таки это тоже очень быстро.

— Ну, сколько это – день, два?

— Принимаются решения порой за полчаса, за час, а бывает и день-два.

— Почитают это фермеры, которые получали кредиты в государственных или коммерческих банках, и удивятся: они прекрасно знают, сколько это занимает, – месяц, два, полгода, а, может быть, и год. Иногда это ни к чему не приводит, а человек ждет денег и делает под них какие-то займы. То есть непродуктивная какая-то система. Как вы думаете, почему?

— Для этого есть ряд причин. Причина первая: мы знаем своего клиента непосредственно, чем он живет, то есть мы кредитор на вытянутую руку. Для банкира заемщик — это цифра. Цифры порой бывают противоречивы: цифры в статистике, цифры в налоговой. Они вызывают сомнение, дополнительные вопросы. Почему два месяца, три или четыре? — на каждый новый ответ новый вопрос. У нас информация вся собрана, она здесь.

— Возвратность кредита сколько процентов от фермеров? Вот фермер берет кредиты, фермер возвращает, — сколько процентов возврата и сколько процентов невозврата?

— Проще сказать, сколько процентов невозврата. Чаще всего в кредитном кооперативе невозврат — это уход из жизни. Есть случаи, когда заемщики пропадают, их приходится долго искать. Но очень часто слышно от кредитных кооперативов, что заем возвращается через 3, 5, 6 лет. Это первое. Во-вторых, сельский житель заметно отличается от городского, потому что он не настолько резво мигрирует, он остается на территории.

В этом плюс и кредитного кооператива, и его самого, потому что сбежать — это испортить кредитную историю. Ее не нужно портить, мы сядем и договоримся. Не укладываешься в год — сделаем за три; не укладываешься за 3 — решим вопрос за 5 или за 7 лет, то есть в любом случае сядем и договоримся.

Какой уровень просрочки? Я бы не говорил про невозврат. В зависимости от кооператива к кооперативу — в среднем 3-5%. По данным Центрального банка, недавно Центральный банк с нами делился собираемой отчетностью, это где-то в районе 3-5%. У кого-то больше, в зависимости от уровня риска, с которым работает кооператив.

— Банкиры, в частности, государственные, не будем эти банки называть, говорят, что в кредитной кооперации очень большие проценты, они там жулики, они нагревают, так сказать, набивают свои бюджеты (не будем говорить «карманы», карманы сложно, потому что здесь кооперация, всем все видно) за счет больших процентов. Насколько это оправданно и какие у вас проценты по кредитам?

— Если говорить о кредитовании, о выдаче займов фермерам, ставки колеблются в пределах 12-14%, 16-18%, есть ставки выше, и 20%, и 24%. У этого есть объективные причины, потому что есть кооперативы, у которых объемы таковы, что они не могут себе позволить выдержать операционные расходы…

— Длинные кредиты.

— И длинные кредиты, и низкие ставки. В любом случае это договоренность с фермером, в любом случае сели и договорились. Опять же кредитный кооператив — это «перехватить», это 2-4 месяца, ти ставки по-другому воспринимаются. Мы работаем над тем, чтобы понизить процентную ставку, работаем в том числе и с Банком России или внутри, повышаем технологии, снижаем операционные расходы. Нам на руку, кстати, играет то, что банки уходят с сельских территорий, соответственно, их вкладчики к нам с удовольствием мигрируют, это позволяет снизить ставку.

— Это как раз мой следующий вопрос. В Европе в банках, с которыми я имел дело, я просто интересовался их деятельностью, так скажем, сельскими банками — «Райффайзенбанк», «Rabobank», «Agricole» (французский, крупный банк) — там принято кредитовать «вдлинную» кредитные кооперативы, потому что банкам невыгодно держать свои офисы, отделения в сельской местности, там нет такого оборота.

Но выгодно дать длинные деньги кредитному кооперативу, чтобы он их дальше распространил среди фермеров, чтобы эти фермеры работали, они не загнулись, чтобы у них была возможность, как вы говорите, перехватить. Это выгодно банкам, они размещают таким образом свои деньги. Почему у нас не слышно про такой опыт?

— Дело в том, что у нас период миграции или ухода банков, сокращение сетей, переход к новым технологиям банковским сейчас происходит, последние 3-5 лет. Соответственно, банки легко уходят с территорий, не чувствуют возможной потери клиентов. Я думаю, что в ближайшее время эта ситуация должна измениться, и мы вернемся к тому, чтобы использовать наши возможности в решении в том числе их задач. Мы эти переговоры сейчас ведем с «МСП Банком», с корпорацией «МСП», я очень надеюсь, что восстановим взаимоотношения с «Россельхозбанком», будем работать взаимно и на пользу друг другу.

— Дай-то бог, сельское население у нас все-таки треть населения страны. У него есть деньги, у этого населения. Понемногу, но в общей сумме это деньги. Плюс еще есть другое население страны, которое тоже, между прочим, питается 3 раза в день, то есть имеет отношение к сельскому хозяйству напрямую. Сколько денег у населения?

— Не могу сказать о сельском населении, мы сейчас делаем как раз выборку…

— Ну, давайте все население возьмем.

— 26 триллионов рублей — вклады населения в банках. Это данные Центрального банка.

— А то, что не в банках — в кубышках, за божницами лежит, на похороны и так далее?

— Думаю, что это приличные деньги.

— Как их пустить в оборот? Население не очень доверяет банкам, в банках все-таки деньги «усыхают», они там не пропадают, если их правильно диверсифицировать между банками в случае банкротства или еще чего-то, но они там усыхают, все-таки у нас инфляция настоящая больше, чем декларируемая, так ведь? Поэтому лучше бы их, конечно, пустить в оборот, чтобы люди какие-то дивиденды получали с производства. Каким образом это сделать? Как людей убедить, что нужно принести деньги в кооператив? Кто вам запрещает это делать?

— Никто нам не запрещает это делать. Так получается, видимо, ментально, что без, скажем, программного подхода, без государственной поддержки (я имею в виду не выделение бюджетных средств, а именно программного подхода), это сделать возможно, но исключительно «очаговым порядком». Мы за 20 лет работы только в новейшей истории уже накопили достаточно отрицательного опыта.

— Игорь Николаевич, а как на вас банки смотрят? Как на союзника, соратника, конкурента? Как на непонятно что?

— Думаю, как на непонятно что. Мы для них не являемся конкурентами, потому что в сельской кредитной кооперации вкладов населения порядка 10 миллиардов рублей при численности в 26 триллионов, а в общей кредитной кооперации, наверное, порядка 60 миллиардов. Даже Эльвира Набиуллина как-то банкирам говорила: «Да вы что на них гавкаете, они для вас не конкуренты».

Могли бы кредитные кооперативы правильно применить ресурсы в сельской местности? Могли бы, безусловно, учитывая наш наработанный опыт, экстерриториальный в том числе. Мы эту работу сейчас ведем с Минсельхозом, очень рассчитываем на их поддержку. Ну и второе: наверное, должна накопиться какая-то критическая масса. Видимо, она в вопросах доступа к микрокредиту еще не накопилась, она сейчас формируется. Дефицит очень сильный.

— У меня такое ощущение, что какие-то подвижки прямо уже в воздухе висят. Вот уже и новый старый вице-премьер по сельскому хозяйству А. В. Гордеев начал говорить о необходимости госпрограммы по восстановлению сельских территорий. Пока держим пальцы, скрестили, ждем. Видимо, без кредитной сельскохозяйственной кооперации вообще не обойтись?

— Второй этап развития сельскохозяйственной кредитной кооперации был как раз в то время, когда Алексей Васильевич был министром.

И мы очень рассчитываем, что новый его приход в нашу отрасль привнесет серьезные подвижки и успех в развитии того, что мы накопили, очень рассчитываем.

Источник: «Крестьянские ведомости»

 
Настоящее Пользовательское соглашение регулирует отношения между Администрацией сайта (Администрация) и Пользователем сайта www.rynok-apk.ru (Рынок АПК), на указанных в Пользовательском соглашении условиях.
Принятием данного предложения Администрации в адрес Пользователя о заключении договора оферты является совершение Пользователем действий, направленных на использование сайта Рынок АПК.
Независимо от факта регистрации или авторизации Пользователя на сайте Рынок АПК, означает согласие Пользователя с настоящим Пользовательским соглашением.
Пользователю необходимо внимательно ознакомиться с условиями настоящего соглашения, которое рассматривается Администрацией как публичная оферта в соответствии со ст. 437 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Настоящая Оферта считается акцептованной Пользователем, а Договор между Администрацией и Пользователем заключенным, с момента использования Пользователем услуг сайта.
Договор может быть заключен только с Пользователем, являющимся дееспособным физическим лицом либо юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем, возраст Пользователя 16+.
Пользовательское соглашение может быть изменено Администрацией в любое время без какого-либо специального уведомления об этом Пользователя. Новая редакция Пользовательского соглашения вступает в силу с момента ее размещения на сайте Рынок АПК.
Использование сайта после вступления в силу новой редакции Пользовательского соглашения означает согласие с ней Пользователя.

Пользовательское соглашение