Проблемы аграрного образования касаются всех звеньев АПК

Автор: Дмитрий Карзаев

Трансформация образования касается всех отраслей, в том числе и АПК. Тенденции и дорожная карта заданы Стратегией развития аграрного образования РФ до 2030 года, которая в этом году должна завершить первый этап из трех. Но специалисты не видят улучшения и взывают к более сильному государственному вмешательству в вопрос подготовки кадров, поскольку видят пробелы в подготовке специалистов и заметный кадровый провал.

В чем соль

Тема российского аграрного образования уже давно является диалоговой площадкой с тремя главными вопросами: кто виноват, что с этим делать и откуда брать деньги? В паспорте Стратегии развития аграрного образования Российской Федерации до 2030 года сказано, что сельское хозяйство имеет стратегическое значение для обеспечения устойчивого развития общества, обладает мультипликативным эффектом для развития экономики и при этом имеет исключительное в сравнении с другими секторами народного хозяйства социальное значение. «В деятельности АПК принимает прямое или косвенное участие более 80 отраслей — от производства тары до производства минеральных удобрений и космических технологий. Удельный вес этих отраслей составляет 10%, доля продовольственных товаров в розничном товарообороте превышает 46%», — говорится в Стратегии развития аграрного образования Российской Федерации до 2030 года.

Тем не менее в топ-10 самых востребованных профессий, по версии Минтруда РФ, по итогам 2019 года не вошла ни одна аграрная специальность или же косвенно связанная с ними. Футуристический прогноз профессий от Сколково тоже не включил ни одной аграрной специальности. В то же время работодатели заявляют о беспрецедентном и углубляющемся кадровом дефиците и готовности платить практически любые деньги не только агрономам и зоотехникам, но и трактористам.

 

Где у коровы вымя?

Директор Владимирского аграрного колледжа Александр Нестеров говорит о том, что большинство студентов вообще не интересуются сельским хозяйством. «Могу похвастаться, что в нашем колледже в 2019 году был конкурс, как в МГУ. Мы можем зачислять только по средней оценке аттестата, в прошлом году самый низкий балл для поступления был 4,3, — рассказывает Нестеров. — Почти все зачисленные — горожане, которые никогда в жизни не видели сельхозживотных. Они никогда не вернутся в село, они хотят работать в ветклиниках. Ни для кого не секрет, что балл в аттестате у селян обычно ниже, потому что меньше возможностей дополнительного образования и больше домашних обязанностей — их семьи держат хозяйство, надо огород прополоть и так далее. Многие руководители хозяйств говорят, что вот у нас есть толковый парень, будет работать у нас, как ему поступить, чтобы выучился на ветфельдшера, например? Да никак, если балл ниже 4,3. В нашем колледже нет целевого набора, но есть огромное количество хороших рукастых ребят, которые бы выучились, остались, а они не проходят отбор. Дайте мне целевые места, и многое поменяется, вот увидите».

Стратегия гласит: «В целом каждый заинтересованный (сельский) житель Российской Федерации трудоспособного возраста должен иметь возможность получить специальные знания, навыки, умения и практический опыт для эффективного ведения агропроизводства, что требует значительного расширения предложений аграрного образования». К слову, Владимирский аграрный колледж является единственным аграрным колледжем на три смежных региона, а высшего аграрного образования по очной форме обучения во Владимире нет.

 

Вопрос — дело техники

Современное общество находится на стадии развития постиндустриальной экономики, подразумевающей повышение технологичности и наукоемкости всех отраслей, в том числе АПК, тем не менее, по словам многих руководителей сельхозкомпаний, образовательное учреждение сегодня не выпускает специалиста, и сотрудника надо обучать практически с нуля. Сергей Кравченко, руководитель компании «Агротехимпорт», которая поставляет доильное оборудование по всей России, отмечает, что уровень цифровой грамотности в хозяйствах достаточно низкий, сотрудников, даже молодых, приходится обучать базовым вещам. «Я вижу большую проблему в отсутствии практической подготовки в образовательных учреждениях на элементарном уровне. Да, сейчас рынок очень богат, нельзя снабдить колледжи и вузы полным набором техники, но поверьте мне, те же доильные аппараты мало чем отличаются по своей сути, — говорит он. — Сосковая резина везде одинаковая, потому что форма вымени у коров одинаковая. Если выпускник хорошо знает, как работает доильный аппарат одной фирмы, с другим он разберется за час». Компания Сергея Кравченко по собственной инициативе подарила трем учебным заведениям стенды, на которые прикреплены настоящие детали доильных установок, практически это целая доильня, но в разборке. «Пусть хоть посмотрят, пощупают настоящее оборудование, потому что это стыдно, что люди, которые будут работать руками, вынуждены учиться по картинкам в учебниках», — сказал Кравченко.

Профессор Уральского научно-исследовательского ветеринарного института Российской академии сельскохозяйственных наук, член диссертационного совета, доктор биологических наук Владимир Мымрин, который также возглавляет Уралплемцентр, выделил два кластера проблем. Первой проблемой профессор обозначил слабую подготовку преподавателей. По его словам, сейчас педагогический состав сам сильно оторван от производства, и производственная практика (как полагается и студентам) поможет это решить. «Раньше мы обязаны были проходить практику, ездить в передовые хозяйства, к производителям оборудования на обучение. Потом это стало необязательно, госпрограммы закончились, но можно пойти в хозяйство по личной договоренности с его руководителем. К сожалению, мы имеем молодой преподавательский состав, который никогда в жизни не был на производстве. Сейчас произошли серьезные изменения, связанные с поставками неизвестных ранее в России технологий, а преподаватели их не видели своими глазами. Как они могут объяснить? Теоретически они все знают, а доходчиво объяснить никак нельзя. В вузы должны привлекаться специалисты, уже проявившие себя на производстве», — уверен он.

Второй проблемой он также считает полное отсутствие материально-технической базы. Он акцентирует внимание на том, что реальная техника в учреждения поставлялась еще при советской власти, она настолько устарела, что не используется даже в самых маленьких хозяйствах. «Мы должны выпускать готового специалиста, потому что для этого и существует любое образовательное учреждение, иначе зачем оно нужно, если эти функции перенесены на нанимателя?» — интересуется Владимир Мымрин.

 

Стыдно признаться

Сергей Кравченко связывает отсутствие практических навыков и с дефицитом кадров на селе. «Во-первых, многие выпускники за все обучение могли не видеть живую корову, потому что производственную практику можно пройти в лаборатории, например. Во-вторых, масштабное аграрное производство уже почти всегда высокотехнологичное. Логично, что молодой специалист не чувствует уверенности в своих силах: он понимает, что понятия не имеет, как работать с той современной техникой, которая стоит уже почти везде. Естественно, он не идет туда устраиваться, потому что он читает требования к должности и думает, что не соответствует. Хотя работодатель его ждет! Он готов его учить, готов посылать на курсы, готов платить за его обучение и давать хорошую зарплату! Но молодому человеку просто стыдно прийти к нанимателю и сказать, что я ничего не умею, но возьмите меня на работу». Владимир Мымрин выразил ту же самую точку зрения: «Выпускники сейчас просто боятся идти на работу. Они не знают, как их примут, отнесутся ли с пониманием. Также мы все знаем, что если это не готовый специалист, то ему будет назначена несправедливая заработная плата не только на срок так называемого дообучения, но и дальше. Не маленькая, но гораздо ниже, чем они заслуживают за свой труд. И они это понимают, поэтому идут работать в те отрасли, в которых они разбираются, и это далеко не ферма».

Вадим Боев, руководитель отдела обучения и развития группы компаний «АгроТерра», говорит, что зачастую вузам не хватает технической и исследовательской базы для того, чтобы обучать новым компетенциям под запросы производства, однако считает, что работодатель должен проявлять терпимость и готовность обучать молодых специалистов, потому что это в его же интересах. «Компания «АгроТерра» ежегодно принимает студентов во всех регионах присутствия. При этом 30% остаются в компании на постоянной основе, — отметил он. — Это сотрудники с более развитыми цифровыми компетенциями, которые управляют традиционными процессами на базе аналитики и ИТ-устройств. Чтобы каждый выпускник агровуза смог развиваться в профессии, важно наладить тесную совместную работу разработчиков программ обучения и работодателей».

 

Недобдеть или перебдеть

С 2020 года вступают в силу новые правила приема экзаменов у выпускников. Жалобы на отсутствие практических навыков были услышаны, и теперь вчерашних студентов ждет не только теоретический экзамен, но и практический — демонстрационный экзамен. Александр Нестеров рассказывает, что абсурдность нового требования начинается с того, что в перечне проверяемых навыков есть, например, УЗИ барана, а Владимирский аграрный колледж не готовит этих специалистов. Такое УЗИ может проводить только врач, а колледж же готовит фельдшеров. «Я уже не говорю о том, что этот аппарат УЗИ, который прописан в требованиях, стоит 1,1 млн рублей плюс специальная насадка почти за 200 тысяч. Подчеркиваю: нужен не симулятор, а настоящий аппарат, — говорит Нестеров. — Также по этим требованиям мне нужна искусственная кожа для шитья рваных ран, шесть автомобилей и полный набор инструментов для механиков и так далее, и, что самое интересное, сами животные, которые должны быть у меня на балансе на время экзамена, а это пять дней. Надо их где-то купить, а через пять дней куда-то продать. Почему-то нельзя провести экзамен на ветстанции или в хозяйстве, а все, на чем проводится демонстрационный экзамен, должно принадлежать колледжу».

И тут возникает справедливый вопрос: кто за это заплатит? По словам Александра Нестерова, все должно приобретаться из собственных средств учебного заведения, финансирования новые требования не предусматривают. При этом практический экзамен не предполагает реальных процессов, которыми будет заниматься молодой специалист, выпускник колледжа, — это рацион кормления, уход за животными, выявление опасных состояний.

Кроме того, принимать демонстрационный экзамен должен не преподаватель, а практикующий специалист. «Это хорошо, но не понятно, зачем специалисту это надо, — спрашивает директор колледжа. — По-хорошему, мы должны оплатить практикам-экзаменаторам ту неделю, которую они потратят на прием экзамена, потому что они не смогут работать в это время на своем месте работы. Плюс их надо обучить образовательным стандартам. Напоминаю, что это требования с 2020 года».

Оксана Шумакова, ректор Омского государственного аграрного университета имени П.А. Столыпина, тоже считает, что аграрному сообществу не хватает консолидации. «Только совместными усилиями можно повысить конкурентоспособность аграрных вузов на национальной и международной образовательной платформе с четким ориентиром на существующие тренды, к которым, в частности, можно отнести образование в интересах устойчивого развития (с учетом потребностей современного производства); опережающее образование; развитие у обучающихся навыков агробизнеса; виртуальную среду, онлайн-образование; персонификацию, моделирование и прогнозирование карьеры», — сказала она на обсуждении второго этапа документа. Александр Нестеров подчеркивает необходимость приведения в соответствие экзаменационных требований и образовательных программ в первую очередь и адекватное финансирование, поскольку общий бюджет образовательного учреждения ниже, чем требования к затратам на оборудование для экзамена в WorldSkills, который также ложится на средние специальные учебные заведения, не считая другие статьи расходов.
«Мы должны закрепить законодательно многостороннее партнерство между образовательными учреждениями, государством, товаропроизводителями и производителями сельхозтехники и оборудования, чтобы определить участие каждого звена в образовательном процессе, — уверен Владимир Мымрин. — Много лет это пущено на самотек и, по-моему, уже понятно, что сами мы не договоримся».

Источник: vestnikapk.ru

Поделиться
 
 
Заявка на спрос
Настоящее Пользовательское соглашение регулирует отношения между Администрацией сайта (Администрация) и Пользователем сайта www.rynok-apk.ru (Рынок АПК), на указанных в Пользовательском соглашении условиях.
Принятием данного предложения Администрации в адрес Пользователя о заключении договора оферты является совершение Пользователем действий, направленных на использование сайта Рынок АПК.
Независимо от факта регистрации или авторизации Пользователя на сайте Рынок АПК, означает согласие Пользователя с настоящим Пользовательским соглашением.
Пользователю необходимо внимательно ознакомиться с условиями настоящего соглашения, которое рассматривается Администрацией как публичная оферта в соответствии со ст. 437 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Настоящая Оферта считается акцептованной Пользователем, а Договор между Администрацией и Пользователем заключенным, с момента использования Пользователем услуг сайта.
Договор может быть заключен только с Пользователем, являющимся дееспособным физическим лицом либо юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем, возраст Пользователя 16+.
Пользовательское соглашение может быть изменено Администрацией в любое время без какого-либо специального уведомления об этом Пользователя. Новая редакция Пользовательского соглашения вступает в силу с момента ее размещения на сайте Рынок АПК.
Использование сайта после вступления в силу новой редакции Пользовательского соглашения означает согласие с ней Пользователя.

Пользовательское соглашение